pravdoiskatel77 (pravdoiskatel77) wrote,
pravdoiskatel77
pravdoiskatel77

Вертинский против Петлюры

Оригинал взят у varjag2007su в Вертинский против Петлюры

                           

«А память о Петлюре да сгинет»

(М. Булгаков «Киев-город», Киев, ИХЛ«Дніпро 1990»)

Пятьдесят лет назад, 21 мая 1957 года, в Ленинграде скончался всемирно известный поэт, композитор, певец и артист Александр Николаевич Вертинский, чье имя незаслуженно замалчивалось прессой советской и, к сожалению, не часто вспоминается нынешней демократической.

Имя другого человека, погибшего в Париже восеммьдесят один год назад в конце мая, в последние время все чаще и все с большим восторгом повторяют националистически настроенные историки и псевдопатриотические средства массовой информации

Имя это — Симон Петлюра.

Что же связывает эти имена?

«25 травня 1926 р. Симона Васильевича Петлюру підступно вбив підісланий Москвою більшовицький агент еврей Самуш Шварцбард», — вещает щотижнева газета «Віче», № 21 от 16 - 22 мая 1997 г.


Обратите внимание, как ненавязчиво подчеркивается национальность убийцы. Убийца — еврей, несмотря на то что «Щодо звинувачень у еврейських погромах, то Петлюра та його уряди (курсив мой. — Авт.) не тільки прихильно ставилися до евреїв, а й вели рішучу боротьбу з погромами», —утверждает «Віче» несколькими строчками выше. Непонятно, с кем «вели рішучу боротьбу» против еврейских погромов человеколюбивые петлюровские правительства.

Поскольку дело происходило в славном городе Париже в 1926 г., а не в какой-нибудь отчаянно-забубенной Балте в 1919 г., то было бы логично представить, что «більшовицький агент», схваченный на месте преступления (он, впрочем, и не пытался скрываться), был сурово наказан беспристрастным французским правосудием

Позволю себе отложить в сторону свое непрофессиональное перо и передать слово моему прославленному тезке — А. Н. Вертинскому. «Убил его маленький тщедушный портной или часовщик не то из Винницы, не то из Бердичева — некий Шварцбард. Встретил на улице, узнал и убил. Судили его с присяжными. Надежд на оправдание, конечно, не было никаких, потому что французский суд оправдывает только за убийство по любви или из ревности. Однако на суде появилось много добровольных свидетелей этого маленького человека, которые развернули перед судьями такую картину зверств атамана в Украине, что французские судьи заколебались. Кто только не прошел перед глазами судей! Тут были люди, у которых Петлюра расстрелял отцов, матерей, изнасиловал дочерей, бро­сал в огонь младенцев.

Последней свидетельницей была женщина

— Вы спрашиваете меня, что сде­лал мне этот человек, — заливаясь слезами, сказала она.

— Вот!.. — она разорвала на себе блузку, и французские судьи увиде­ли — обе ее груди были отрезаны.

Шварцбард был оправдан». (Алек­сандр Вертинский «Дорогой длин­ною...» Москва, издательство «Прав­да», 1990 г., с. 227.)

Я позволил себе столь длинную цитату, и не вправе сокращать ее хо­тя бы на йоту, ибо каждое слово в ней — свидетельство истории.

Интересно получается, уважаемые господа. Или газета «Віче» черпает из мутных, мягко говоря, источников, или остается признать, что во Двор­це правосудия заседали не последова­тели римского права, а «більшовицькі агенти» — сторонники террора

В таком случае процесс Шварцбарда должен быть возобновлен париж­ским судом. Инициатором предлагаю выступить газете «Віче».

Чье же свидетельство весомее? Я все же склоняюсь в пользу «печаль­ного Пьеро», «Шаляпина русской эстрады» — АН. Вертинского, лично знакомого со многими свидетелями этого громкого процесса Что же касается истории, то во все времена существовали конъюнктур­щики, готовые по первому намеку власть предержащих, будь то очеред­ной исторический съезд или нацио­налистическая идея, перекроить мно­гострадальную свою науку таким об­разом, чтобы под мышками указанным властям не жала Угадывается за этим единственное желание—урвать. Сом­нительной известности, дешевого ав­торитета, «відзнак», «гривень».

И вырывают из истории одни на­скоро сляпанные страницы, и заме­няют их второпях другими топорной работы.

О, муза Клио, когда же посетишь ты, наконец, наши Палестины?! Когда же заменишь ты, благодатная, отбойные молотки в руках недостойных служи­телей твоих на древний стиль или хо­тя бы на шариковую ручку? Может, тогда вспомнят они, что, кроме от­важных юношей-студентов и гимназис­тов, павших в Крутах от рук больше­виков, были не менее отважные юно­ши-юнкера (вчерашние гимназисты и студенты), погибшие в селе Борщаговка от рук петлюровцев, (см. Кон­стантин Паустовский «Начало неведо­мого века», Киев ИХЛ, «Дніпро», 1985 г. Михаил Булгаков «Белая гвардия», т. 1, Киев, ИХЛ, «Дніпро», 1989 г..).

Именно о них, погибших мучени­ческой смертью, пел Вертинский:

Яне знаю,

зачем и кому это нужно?

Кто послал их на смерть

недрожащей рукой?

И далее:

И никто не додумался просто

стать на колени

И сказать этим мальчикам,

что в бездарной стране

Даже светлые подвиги —

это просто ступени...

А Н. Вертинский «То, что я дол­жен сказать», «Дорогой длинною...», с. 283.

Разве не касается это всех обма­нутых мальчиков, погибших на всех фронтах в часы революционных ка­таклизмов?

...Впервые с печальными песенка­ми Вертинского познакомила меня мать. До- и послевоенная молодежь слушала их записанными «на кос­тях» — использованных рентгенов­ских снимках.

С тех далеких пор в мою жизнь прочно вошли «Над розовым мо­рем», «Прощальный ужин», «В сте­пи молдаванской».

Первую фирменную пластинку с записями Вертинского я купил в по­дарок маме в студенческие еще мои годы, будучи проездом в Москве, в ларьке на Киевском вокзале в 1970 г.

Больше я их в свободной продаже не встречал...

...Первое воспоминание о Петлюре так­же,   как   ни странно, связа­но с песенкой. Было мне в то время лет пять, и был я человеком глубоко аполитич­ным. Дед мой Сергей Романович, потомственный киевлянин, пережив­ший петлюровщину, не обладал осо­быми вокальными данными, но иног­да за работой мурлыкал себе под нос:

Геть сказився пан Петлюра,

Песій син, собача шкура.

Наробив хлопот немало,

Сам утік куда попало...

Творчество, судя по неистребимо­му «хохляцкому» ехидству и соразмер­ности стиха, глубоко народное....

Такие вот мысли возникли у меня по поводу прочитанной в газете «Вічче» статьи «Незламний борець за незалежність України», которую по де­шевке (газету, а не статью) купила моя дочь, т. к. наша газета с программой телепередач где-то затерялась.

Такой вот плюрализм мнений. Где уж тут прийти к вожделенному кон­сенсусу.

...Глубоко чтимый мною писатель-фантаст, ученый и философ И. Еф­ремов считал историю главной на­укой, а ее изучение—важнейшей обя­занностью каждого члена общества.

Источник


Tags: #lj18, Вертинский, Украина
Subscribe
Buy for 60 tokens
Оригинал взят у beriozka_rus в За сносом в Европе памятников героям Второй мировой войны стоят США Американцы требуют от одной из восточноевропейских стран ускорить снос памятников героям Красной армии. Об этом заявил глава МИДа Сергей Лавров. Речь может идти о Польше или Болгарии,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment