pravdoiskatel77

Categories:

Поговорим о Бунине и его «Господине из Сан-Франциско»

Доклад на литературном кружке.

Иван Алексеевич Бунин – писатель глубоко русский, но не советский, хотя и прожил долгую жизнь:  родился в том же году, что и Владимир Ильич Ленин, а умер уже после  Великой Отечественной войны, осенью 1953 года, в эмиграции. Но душа его  так и не приняла новой жизни, советского строя, оставаясь не просто  дореволюционной, но в некотором смысле даже дореформенной (имеется ввиду  реформа 1861 года, освободившая крепостных крестьян от власти  помещиков).

Процитирую несколько кусочков из статьи Александра Трифоновича Твардовского «О Бунине», предпосланной собранию его сочинений в 9 томах, изданного в СССР в 1965 году 200-тысячным тиражом:

«Бунин  родился спустя почти десять лет после реформы. Детство и юность его  были свидетелями надвигающейся на семью безнадежной нужды. Отец поэта,  по-барски разгульный, беспечный на самом пороге этой бедности, мастерски  поющий под гитару «Где ты закатилось, счастье золотое!», не только не  вызывает в сыне осуждения или упрека, но наполняет его юношеское сердце  чувством нежности и обожания: «Не судья тебе я за грехи былого...». О  былом благополучии и знатности рода Буниных будущий писатель знает и по  семейным преданиям, по «гербовнику», и по литературным источникам. «Я  происхожу из старинного дворянского рода, – пишет Бунин в своих  автобиографических заметках, – давшего России немало видных деятелей,  как на поприще государственном, так и в области искусства, где особенно  известны два поэта начала прошлого века: Анна Бунина и Василий  Жуковский, один из корифеев русской литературы, сын Афанасия Бунина и  пленной турчанки Сальхи».

«Древний  дворянский род, в прошлом оставивший столь заметный след в национальной  культуре, и – захолустный степной хутор, доведенное до полного упадка  хозяйство, заложенные ризы с икон, нависающие сроки уплаты процентов по  закладным на имение, унижения перед лицом соседей, местных властей,  крестьян. Дети ещё при родителях, под родной, хотя и протекающей при  каждом дождике крышей, но какая их ждёт судьба? Старший брат Юлий,  единственный окончивший курс в университете, отбывает дома, после  тюрьмы, высылку под гласным надзором за участие в кружках народнического  толка; Евгений бросил гимназию, женится на дочери управляющего соседним  имением; Иван уходит из четвертого класса гимназии.

Поэт  с юности живет в мире сладчайших воспоминаний – и своих воспоминаний  детства, еще осенённого «старыми липами», ещё лелеемого остатками былого  помещичьего довольства, и воспоминаний семьи и всей своей среды об этом  былом довольстве и красоте, благообразии и гармонии жизни».

Так  проходит детство Ивана… Брат Юлий репетировал Ивана во время своей  ссылки, помог закончить гимназию экстерном. Далее Иван работал – в  газетах, в Управе, начал печататься… Сочувствовал революции 1905-07  годов (в те времена очень дружил с Максимом Горьким), но не воспринял  1917 год как необходимое и неизбежное.  В 1918 году написал в Одессе   дневник о революции «Окаянные дни», в 1920 году эмигрировал:  Константинополь, Болгария, Сербия, Париж…

Бунин  писать начал рано, сначала стихи, а спустя время – и прозу, но писал и  её очень «густо», всё равно как стихи. Его произведения наполнены  цветом, вкусом, запахами, звуками… Хотела сравнить их с картинами или  кинолентами, но нет – они гораздо ближе к живой жизни. Читаешь – и  чувствуешь всё так, как будто сам находишься на месте событий.

Опять цитирую Твардовского: «Бунин  искренне любит своих деревенских героев, людей, придавленных  «нуждишкой», забитых, замордованных, но сохраняющих свою исконную  безропотность, смиренномудрие, врождённое чувство красоты земли,  жизнелюбие, доброту, непритязательность. Он не унижает их  снисходительным – сверху вниз – взглядом и не идеализирует их в  сусально-народническом духе, не умиляется по-барски незамысловатостью их  понятий – он описывает их так же, как и обитателей усадеб, не подбирая  иных, «пейзанских» красок. [Пейзане – условно-идиллический образ крестьян в художественной литературе, живописи, театре] Но  он всё же любит их, покамест они остаются «детьми» и в них не  пробуждается чувство хотя бы недоумения перед очевидной  несправедливостью мироустройства, то есть покамест у них не пробуждается  самостоятельное человеческое сознание».

Необходимо нужно было рассказать немного об Иване Бунине и его творчестве, прежде чем переходить к обсуждению рассказа «Господин из Сан-Франциско».

Для  тех, кто не читал рассказ, перескажу кратко содержание. Оно совершенно  незамысловато и, действительно, пересказывается в несколько фраз.

Итак.  Некий пятидесятивосьмилетний безымянный господин из Сан-Франциско,  весьма состоятельный, много лет трудившийся без отдыха ради приумножения  своего богатства, и при этом нещадно эксплуатировавший своих рабочих,  наконец решает, что заслужил отдых с семьёй в Европе. На огромном  пароходе «Атлантида» он отправляется с женой и дочерью в итальянский  Неаполь, а далее за два года хочет проехаться по всему Старому свету с  заездом на обратном пути в Японию.

На  пароходе – великолепие, каюты-люкс, ежедневные роскошные обеды и балы,  прислуга угождает чем может, ибо господин не скупится на чаевые, хотя и  «в пределах разумного». Так же продолжается и в Неаполе. Но плохая  погода вынуждает семью уплыть на Капри. Там, в роскошном отеле, их  поселяют в королевские номера, дают в прислуги лучших работников. И всё  совсем было наладилось по заведённому порядку, как внезапно, прямо в  день приезда, перед самым ужином, у господина из Сан-Франциско случается  сердечный приступ, заканчивающийся его смертью.

Тут  же меняется отношение к тому, от которого уже ничего нельзя получить. В  каком-то ящике от содовой воды хозяин отеля отправляет труп в Неаполь, а  потом, после немалых мытарств, родным удаётся пристроить умершего на  тот самый пароход «Атлантида», на котором он совсем недавно, в блеске  своего богатства, прибыл в Европу. Теперь же труп лежит в смолёном гробу  глубоко в трюме парохода, и никому из пассажиров нет до него дела,  жизнь на пароходе продолжается в балах и роскоши. Вот и всё.

О рассказе «Господин из Сан-Франциско» хорошо написала  в предисловии к ещё советскому шеститомнику Бунина от 1988 года и в  комментарии к этому рассказу литературовед и писатель Анна Александровна  Саакянц:

«...знаменитый  «Господин из Сан-Франциско». К идее этого рассказа Бунин шел издавна, с  юных лет, когда он торопился жить, боясь, что «время уходит», что он  ничего не успеет узнать и совершить. <...> Это постоянное  стремление — наиболее полно, углубленно и творчески прожить жизнь —  всегда было у Бунина тесно связано с неприятием иного миропонимания. Он  осуждает тех, кто живет жизнью внешней, ложной, ради богатства,  преуспевания или погони за наслаждениями. Так живет господин из  Сан-Франциско, так прозябают его «коллеги» (рассказ «Братья»)...  <...>

…  Осквернители земли, поработители слабых, они не способны на  человеческие чувства и расплачиваются за это ранней старостью,  пресыщенностью, равнодушием и болезнями, — они не живут, а влачат  существование. Они выхолощены, внутри них — пустота; они вызывают у  писателя брезгливое презрение.

Потому-то  образ безымянного господина из Сан-Франциско нарочито обезличен,  обобщен, — прием, нетипичный для Бунина, всегда жадно интересующегося  человеческими характерами. И напротив, писатель не жалеет красок для  живописания всего того, чем живут подобные «люди»: всей этой пароходной и  отельной роскоши, окружающей «господ из Сан-Франциско» и являющей собою  истинную жизнь, в их понимании.

Благополучие,  считает писатель, — это не бытие, а существование, то есть обратное  истинной жизни. Эту антибуржуазность Бунина нужно понимать не столько в  социальном плане (хотя он и создал немало социально-обличительных  страниц), сколько в философском. Ибо Бунин, по складу своей натуры,  придает многим своим произведениям философско-созерцательный, лирический  оттенок. На прозе его лежит печать поэта,— недаром Бунин огорчался,  когда его «числили» в первую очередь прозаиком, а уж затем поэтом...  <...>

Он  не терпел многословия, освобождался от излишних эпитетов, создавал свою  прозу плотной, сжатой, что позволило в свое время Чехову сравнить ее с  слишком «густым бульоном»... И совершенно не выносил словесных штампов.  Когда в «Господине из Сан-Франциско» он написал: «Декабрь «выдался» не  совсем удачный», то словечко выдался иронически взял в кавычки, так как  позаимствовал его из чуждого ему лексикона: из лексикона богатых и  безликих господ, которые действуют в его рассказе. Слух на фальшь,  серость языка был у него острейшим».

(А. А. Саакянц, статья-послесловие и комментарии к "Собранию сочинений Бунина в шести томах", том 4, 1988 г.)

Рассказ  «Господин из Сан-Франциско» написан в 1915 году, через год после начала  Первой мировой войны, войны империалистических держав за передел мира.  Бунин чутьём художника уловил всё усиливающийся в мире «запах»  капитализма/империализма. Почти в то же время, весной 1916 года, В. И.  Ленин написал известную работу «Империализм как высшая стадия капитализма»,  посвящённую переходу капитализма в конце XIX – начале XX века от стадии  первоначального накопления капитала к стадии монополистического  капитализма, или империализма.

Как тут не вспомнить знаменитое пушкинское стихотворение «Пророк» и не соотнести его с поэтом Иваном Буниным:
«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей,
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей». (А. С. Пушкин. «Пророк»)

Ещё  раз хочу обратить внимание на особенность именно этого бунинского  рассказа – обезличенность. Если вы начнёте читать любой другой рассказ  или повесть Бунина, то «увидите» действующих лиц так, как будто и сами с  ними были знакомы – со всеми чертами характера, с недостатками и  достоинствами… Но также и с неповторимым описанием внешних черт.

В  «Господине из Сан-Франциско» и он сам, и его жена и дочь сугубо  обезличены. О них лучше всего рассказывает известное граффити «Здесь был  Вася». Бунина не подвело чутьё художника, уловившего влияние  капитализма на людей. Капитализм отчуждает человека от его родовой  сущности – от творческого труда на благо других. Причём касается это не  только наёмных работников, но и самих капиталистов. И потому господин из  Сан-Франциско обезличен до уровня нарядного чемодана, внутри которого  пусто.

Напоследок хочу привести цитату из исследования С. Е. Кургиняна «О коммунизме и марксизме – 120» — ради одного последнего предложения из этой цитаты:

«Я  привожу столь длинные цитаты потому, что это исследование адресовано не  профессионалам, знакомым с пантеизмом Спинозы или Шеллинга, а к  «философам поневоле», вкусившим горечь поражения своей страны,  осознающим пагубность этого поражения не только для России, но и для  человечества, наблюдающим за направленностью нынешних процессов,  влекущих человечество в ад, и в силу этого, а не в силу абстрактного  философского интереса, интересующимся коммунизмом и марксизмом как  частью своей особой и общечеловеческой гуманистической традиции.

Кто-то  из читателей, думаю, что меньшинство, уже знакомился с Шеллингом,  Спинозой и пантеизмом в целом. Кто-то теперь захочет познакомиться.  А  кто-то удовлетворится ознакомлением с пантеистическими высказываниями  Белинского. Но для всех читателей, даже тех, кто сведет к минимуму  ознакомление с определенной философской традицией, должно быть ясно  прямо из моего текста, о чем именно идет речь. Что передал Белинский  Некрасову, а Некрасов — Ленину, откуда взялась у Некрасова «вечная  женственность» (а именно  ею пронизаны женские образы у Некрасова), какими странными путями это  перетекало от Некрасова к Блоку, симпатизировавшему коммунизму и  трактовавшему его на свой манер. А также к русским мыслителям и поэтам,  которые после революции прокляли СССР, но которые до революции  участвовали в создании определенного культурного и метафизического  начала, ставшего почвой, на которую были брошены большевистские  революционные зерна».

Иван  Алексеевич Бунин относится именно к тем мыслителям, которые после  революции прокляли СССР, но до революции удобряли почву для  большевистских зёрен.

https://bin-rada.livejournal.com/72279.html?utm_source=twsharing&utm_medium=social

Buy for 60 tokens
Оригинал взят у beriozka_rus в За сносом в Европе памятников героям Второй мировой войны стоят США Американцы требуют от одной из восточноевропейских стран ускорить снос памятников героям Красной армии. Об этом заявил глава МИДа Сергей Лавров. Речь может идти о Польше или Болгарии,…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded