pravdoiskatel77

Categories:

Почем нашисты так и не стали комсомольцами

“Болотный процесс” задолго до Донбасса убедительно доказал, что миллионы  и миллионы бюджетных рублей, расходовавшихся на содержание  прокремлёвской молодёжи, были выброшены в буквальном смысле на ветер

Игорь Бойков   

Отмеченный на днях столетний юбилей ВЛКСМ, проигнорировать который  полностью власть всё ж таки не сочла возможным, снова с неимоверной  контрастностью оттенил жалкое убожество всех без исключения   проправительственных молодёжных организаций современности. Все эти  пресловутые “Наши”,  “Молодая гвардия”, “Местные” вкупе с изрядно  подзабытыми уже “Идущими вместе” – конторы, множившиеся в первой  половине - середине “нулевых”, но тихо свёрнутые к началу “десятых” –  оказались тотально несостоятельны как политические организации молодёжи.  Недавние эмоциональные обличения Захаром Прилепиным   антифашистов-нашистов, никак и ничем не поддержавших восставший против  бандеровцев Донбасс, несколько затмили от нас другой, на мой взгляд,  гораздо красноречивее высвечивающий сущность сего движения факт. В дни  “болотного” майдана  в Москве - ещё за три с лишним года до начала  “русской весны” – вся эта публика проявила ровно такую же  индифферентность. Против “болотных” активно выступили Кургинян,  Проханов, Дугин, выступили сознательные беспартийные граждане,  объединённые общим стремлением не допустить провала страны в новый  ельцинизм. Выступили самые разные силы нашего общества, многие из  которых объединились против либералов с “болота имени Сахарова”  ситуативно. Зато – внимание! – ни словом не выступили те, кого,  собственно, “цветной революции” противодействия ради в начале  целенаправленно создали, а затем годами вскармливали, идейно вооружали и  тренировали. Стоило однако действительно начаться чему-то,  напоминающему преддверье майдана, как всех этих бойких ребят с  политической арены страны точно корова языком слизала.  “Болотный  процесс” задолго до Донбасса убедительно доказал, что миллионы и  миллионы бюджетных рублей, расходовавшихся на содержание прокремлёвской  молодёжи, были выброшены в буквальном смысле на ветер. Отпор “болотным” в  2011-2012 г., как и отпор бандеровцам в 2014-2015 г., дали совершенно  другие силы.   

Многие склонны объяснять такой феноменальный  провал молодёжной политики Кремля тем, что ставка изначально была  сделана не на того качества кадры. Мол, в молодёжные движения наподобие  “Наших” и единороссовской “Молодой гвардии” сразу усиленно полезли  карьеристы, и кремлёвские кураторы не сумели своевременно выставить  против них надёжный заслон. Однако только ли в этом видится главная  причина феноменального фиаско всех этих “движей”?

Карьеристы в  них, разумеется, устремились (кто бы сомневался!), но главная причина  несостоятельности сих структур, как мне кажется, лежит в иной плоскости.  Дело в том, что все они были конструкциями, носящими откровенно  проектный, заказной характер, что и предопределило в конечном итоге их  низкую жизнеспособность. Принципиальное отличие нашистов и им подобных  от того же комсомола, поздние и уже далеко не лучшие образцы которого  они временами пыталась копировать, заключается в природе самих этих  движений. Их рождение было прямым следствием политических решений в  высших властных эшелонах, сами же они не могли и близко аккумулировать в  себе какой бы то ни было низовой энтузиазм - власть в молодёжной среде  такогого просто не вызвала. Это возникший осенью 1918 года (между  прочим, в разгар Гражданской войны!) ленинский комсомол был, в сущности,  лишь логически напрашивающимся в тех условиях оформлением того, что уже  было – то есть поднятой революцией волны стихийного молодёжного  подвижничества, проникнутого присущим молодости фанатизмом и верой в  новый справедливый мир. Молодые поборники коммунистической революции  объявлялись сами, в разных уголках страны, причём, объявлялись массово.  Там и здесь уже с весны 1917 г. то и дело возникали различные молодёжные  группы, объединения, союзы. Всё в них было искренне, всерьёз: попади  такой молодой активист в руки врагов советской власти – смерть ему была  гарантирована. И хорошо, если лёгкая. В ту эпоху ничего специально  измышлять и искусственно конструировать сверху не требовалось – оно уже  пёрло снизу, само. Осенью восемнадцатого всему этому молодому бурлению  придали более стройную и строгую форму – и только.  

Гораздо более  близкая к нам по времени буржуазно-криминальная революция 90-х вынесла  на поверхность достаточное количество самых разных социальных типов:  перевёртышей-партаппаратчиков, вчерашних теневых предпринимателей, в  ряде случаев откровенных уголовников. Вынесла она даже некоторое  количество искренних приверженцев либеральной идеологии – такие люди,  безусловно, были и есть. Вот только в отличие от Октябрьской революции  революция 90-х принципиально не могла вызвать к жизни тип молодого  бессребренника-идеалиста, готового служить новому миру не за карьерный  или же иной корыстный интерес, а по зову сердца, за совесть. Несмотря на  то, что симпатии к демократам-реформаторам в молодёжной среде (в  особенности в молодёжной среде столиц) были в своё время  довольно распространены, не возникало, однако, и намёка на то, что они  оформятся в какое-нибудь молодёжное и вместе с тем провластное  политическое движение. Молодёжь 90-х уж если и шла в политику, то в  политику сугубо оппозиционного толка: в разнообразные националистические  организации, к Эдуарду Лимонову, к немногочисленным левым радикалам.  Молодые же сторонники реформ Ельцина и Гайдара участию в политике  прагматично предпочитали административную карьеру, бизнес, финансовые  афёры, криминал. Это, разумеется, не было случайным:  буржуазно-криминальная революция изначально не несла в себе ничего  идеального, только и способного привлечь молодого идеалиста-романтика.  Вы можете, к примеру, представить себе современный аналог Павла  Корчагина, но при этом фаната приватизации и рынка? Я – нет. А ведь в  ленинский комсомол осенью восемнадцатого, когда советскую республику с  севера, с юга, с востока, с запада сдавливали белогвардейцы, интервенты и  разного рода националисты, приходили именно такие. Островскому не  приходилось откровенно выдумывать своего героя, как немногим позже не  приходилось выдумывать Фадееву подпольщиков Краснодона. Такие люди в  рядах ВЛКСМ реально были. Причём, не в единичном числе. 

Нет  ничего удивительного в том, что люди, записавшиеся в “Наши” и схожие с  ними структуры карьеры ради или просто так, “по приколу”, мгновенно  сникли и “рассосались”, едва лишь жизнь поставила их перед  необходимостью совершить осознанный гражданский выбор, сопряжённый, как и  подобает такому выбору, с известными рисками личного плана. Мгновенно  выяснилось, что весело тусоваться на Селигере и выйти против нахрапистых  “болотных”, поддерживаемых к тому же существенной частью истеблишмента  страны – это принципиально разные уровни политической сознательности.  Кремлёвские стратеги молодёжной политики не учли, в общем-то,  элементарного: противостояние “цветным” революционерам (про уход  добровольцем на фронт я вообще молчу!) требует от человека изрядной  степени идейности. И вот этот-то тип идейного человека оказался  кураторам “молодёжек” абсолютно чужд.

Провал всех без исключения  лоялистских движений как нельзя лучше доказывает простой и безотрадный  для Кремля факт. Власть в нашей стране отторгаема политически активной  молодёжью, и молодёжь в этом отторжении, невзирая на приверженность  самым разным идеологическим течениям, оказалась единодушна. Лояльность  же другой части молодёжи, скорее всего, столь же условна, как и ценность  “Наших” в качестве гражданской силы. Лояльность эта, скорее  всего, закончится, едва только жизнь потребует от такого лоялиста  самостоятельных и сопряжённых хоть с малейшим для себя дискомфортом   действий. В этом отношении бесславный конец кремлёвских молодёжных  проектов более чем показателен

http://zavtra.ru/blogs/pochem_nashisti_tak_i_ne_stali_komsomol_tcami

Buy for 60 tokens
Оригинал взят у beriozka_rus в За сносом в Европе памятников героям Второй мировой войны стоят США Американцы требуют от одной из восточноевропейских стран ускорить снос памятников героям Красной армии. Об этом заявил глава МИДа Сергей Лавров. Речь может идти о Польше или Болгарии,…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded