О «травле» Солженицына и его «русском патриотизме».

О «травле» Солженицына и его «русском патриотизме».
Ответ на Заявление Совета православной патриотической общественности

6.12.2018
Тимур Давлетшин 

На сайтах «Ортодоксия», «Аминь» и в «Литературной газете»  в начале 2018 года было опубликовано Заявление Совета православной  патриотической общественности: «Травля Солженицына – путь к  историческому беспамятству». 

В этом Заявлении говорится о том, что развязана «беспрецедентная  кампания травли, клеветы и поношений Александра Исаевича в среде  радикальных защитников коммунистического прошлого, претендующих ныне на  роль “мейнстрима”  в общественном сознании России». Приводятся и примеры нападок этих  самых «радикальных защитников» – это и утверждение о том, что Солженицын  якобы призывал бросить атомную бомбу на СССР и утверждение, что  Солженицын был лагерным стукачом, и утверждение, что Солженицын  преувеличивал масштабы сталинских репрессий. 

Про атомную бомбу, видимо, действительно, неправда. Однако в выступлении в Итонском колледже Солженицын говорит: 

«Итак, что нам на Западе делать  – сражаться с Советским Союзом ядерным оружием, которое уничтожает, или  словами, которых советские не слышат? Если бы, если бы Запад мог  сражаться словами! Советский Союз при любой разрядке продолжает  идеологическую войну, так и объявляет вслух. Ни одной минуты, никогда  советские руководители не отказывались от идеологической войны…»[1] 

Ну и далее рассуждения о лживой советской пропаганде. Т.е.  на вопрос, следует сражаться ядерным оружием или словами, Солженицын  отвечает, что словами сражаться бесполезно. У всякого, логически  рассуждающего человека естественно напрашивается вывод, что Солженицын был за то, чтобы сражаться ядерным оружием.  Может быть Солженицын здесь просто несколько увлекся своим  красноречием, и на самом деле вовсе не желал бы того, чтобы США бомбили  СССР (тем более, что в ответ получили бы то же самое), но сказано это  было. Люди подобного масштаба должны очень внимательно следить за своими  словами, а не трепаться просто так. Поэтому обвинения «радикальных  защитников советской системы» строятся отнюдь не только на  художественных произведениях Солженицына. Авторы «Обращения Совета православной патриотической общественности» либо слукавили, либо плохо изучили «поверхностные» обвинения разоблачителей Солженицына.

Про стукачество Солженицына. Авторы  «Заявления» пишут: «Историю своей так называемой “вербовки” органами он,  как известно, сам честно изложил в “Архипелаге”». 

Тут, во-первых, явное лукавство в  выражении «так называемой “вербовки”». Не так называемой, а самой  натуральной, и Солженицын действительно честно написал, что был  завербован, что он подписал соответствующую бумажку у опера, что  согласен сотрудничать. Но далее его «честное изложение» уже вызывает  сомнения. Солженицын утверждает, что хотя и согласился стать стукачом  под псевдонимом «Ветров», но на самом деле никого не сдал, а потом его  перевели на шарашку, и вообще потеряли (Архипелаг ГУЛаг. Часть третья. Истребительно-трудовые. Глава 12. Стук - стук - стук...). Те,  кто хотя бы поверхностно знает об оперативной работе, очень слабо верят  в такой счастливый исход. Завербовать стукача – дело очень сложное, и  стукач – очень ценный кадр для  оперативника. Если человек подписал соответствующую бумажку, то вряд ли  она просто затеряется в архивах. И, как я понимаю, эта бумажка – и тот  крючок, на который пойман стукач. Откажись он от стукачества, эта  бумажка может быть «случайно» обронена опером, и также «случайно»  найдена лагерниками, и тогда участь стукача незавидна. Поэтому в  солженицынскую версию о забывчивости оперов многие не без оснований не  верят. А тут еще и такая удача – Солженицына на «шарашку» (т.е. в  гораздо более комфортные условия по сравнению с обычным лагерем)  переводят! С чего бы это? Чудо Божие? Ну, не знаю, все может быть. Мне  лично дела нет до возможного стукачества Солженицына. Просто после его  «честного изложения» у меня возникли сомнения вообще в его честности. 

Но странное дело, «Совет православной патриотической общественности» ни словом не обмолвился о власовской и бандеровской апологии в творчестве Солженицына. Между тем, бандеровская апология (пусть и не столь явная у Солженицына, как власовская)  – тема весьма актуальная сейчас, в свете последних событий на Украине.  Почему представители «православной патриотической общественности» ни  словом не обмолвились об этом? Ведь солженицынская апология гитлеровских  прихвостней – одно из главных обвинений нашему неполживому классику со  стороны «радикалов коммунистического прошлого». Тут либо «православные  патриоты» сознательно лукавят, умалчивая о неудобной теме, либо они не  видят в этой самой власовской (и бандеровской) апологии ничего плохого, и  потому не видят смысла в полемике по этому вопросу. 

Впрочем, я подозреваю, что большинство  членов этого самого «православно-патриотического Совета» вообще не в  теме полемик вокруг имени Солженицына. Давайте посмотрим, что это за  «Совет» такой. На одном сайте помещен состав «Совета православной  патриотической общественности».[2] В  него, оказывается, входят известные лица – первым в списке прот.  Всеволод Чаплин. Далее – другие известные лица – Виктор Аксютич, Сергей  Бабурин, Игорь Друзь и другие (Друзю, как деятелю Сопротивления Донбасса  должна быть небезразличной позиция Солженицына по бандеровцам, о  которой я уже писал[3]  – по сути, Солженицын выступил как апологет ОУНовцев). А вот последним в  списке – Роман Михайлович Южаков – главный редактор сайта «Ортодокия»  (одного из тех сайтов, где и было опубликовано «Заявление»). Только я не  понял, почему так скромненько? Ведь он у нас еще и епископ! Только не  нашей, а раскольнической, т.н. «Апостольской Церкви». Интересно, прот.  Всеволода Чаплина, а также других «православных патриотов» не смущает  такая компания?

В заявлении «Совета» говорится о Солженицыне: «Он был настоящим патриотом своей страны. Неслучайно он критиковал западный подход к ней».

Да, Солженицын действительно не был  западником-либералом. Его апология власовства прозвучала именно с  «патриотических» позиций, как бы в пику либералам-западникам (!):

«…на гордость нашу, показала советско-германская война, что не такие-то мы рабы, как нас заплевали во всех либерально-исторических исследованиях: не рабами тянулись к сабле снести голову Сталину-батюшке» (Архипелаг ГУЛАГ. Том 3, часть 5, глава 1).

Кто же эти храбрецы, потянувшиеся к  сабле, чтобы срубить голову Сталину во время «советско-германской»  (именно так все современные неовласовцы называют Великую Отечественную)?  – Это власовцы и прочие предатели. 

Есть люди, считающие себя православными  патриотами, которые считают, что власовское движение – продолжение  гражданской войны. Т.е. «идейные» предатели Родины на самом деле воевали  против сталинского режима. Они убеждены, что  СССР – не Россия, и потому власовцы её вовсе не предавали. А стало быть,  и претензии к Солженицыну за его власовскую апологии именно с  русско-патриотических позиций необоснованны. По их мнению, Солженицын –  настоящий русский патриот, просто враг Советской власти.

Однако я хочу разочаровать  «патриотов»-неовласовцев. Потому что его отношение к дореволюционной  России тоже вызывает очень серьезные вопросы.

Вот характерная мысль неполживого классика:

«Простая  истина, но и ее надо выстрадать: благословенны не победы в войнах, а  поражения в них! Победы нужны правительствам, поражения нужны – народу.  После побед хочется еще побед, после поражения хочется свободы – и  обычно ее добиваются. Поражения нужны народам, как страдания и беды  нужны отдельным людям: они заставляют углубить внутреннюю жизнь,  возвыситься духовно. 

Полтавская  победа была несчастьем для России: она потянула за собой два столетия  великих напряжений, разорений, несвободы – и новых, и новых войн.  Полтавское поражение было спасительно для шведов: потеряв охоту воевать,  шведы стали самым процветающим и свободным народом в Европе.

Мы настолько  привыкли гордиться нашей победой над Наполеоном, что упускаем: именно  благодаря ей освобождение крестьян не произошло на полстолетия раньше;  именно благодаря ей укрепившийся трон разбил декабристов. (Французская  же оккупация не была для России реальностью.) А Крымская война, а  японская, а германская – все приносили нам свободы и революции» (А.И. Солженицын. «Архипелаг ГУЛаг». Том 1, ч. 1, гл. 6.)[4] 

Не понятно, Солженицын воспринимает  японскую войну, а за ней – германскую (и поражение в них) как благо,  потому что они принесли свободы и революции? Это несколько неожиданное  заявление от человека, который вроде бы как противник коммунистов и  вообще революционеров-социалистов.

А то, что именно поражение в Крымской  войне принесло отмену крепостного права (видимо, это Солженицын имеет в  виду) – очень большое преувеличение, мягко говоря, потому что подготовка  к этой реформе шла очень давно. Хотя осуществил ее император Александр  II, однако проект по отмене крепостного права был составлен ещё при его  отце, в 1818 году, небезызвестным Аракчеевым, спустя всего четыре года  после окончательной победы над Наполеоном, по Солженицыну, якобы на  полстолетия затормозившей отмену крепостного права. Понимаю, Солженицын  мог не знать этих исторических подробностей. Но неужели он мог полагать,  что вот так, с бухты-барахты, спустя всего пять лет после Крымской  войны (которая якобы и подтолкнула к этому) будет отменено крепостное  право? Хотя, не спорю, некоторым ускорителем это послужило.

Я согласен с тем, что поражения имеют  промыслительное значение для нас. Согласен именно как христианин, а не  патриот. Из Священного Писания, святоотеческих творений мы знаем, что  Господь попускает поражения для наказания, вразумления народа, и в этом  смысле эти поражения действительно являются благом. Однако ни в  Священном Писании, ни у святых Отцов я не встречал мысли, что когда Бог  поражений не попускает, а наоборот, дает нам победы над супостатами, то  это очень плохо. У наших святых мы видим только самые положительные  слова о победах в Северной войне или Отечественной 1812 года. См. к  примеру, проповеди св. Филарета Московского.

Сие воззрение Солженицына на самом деле  вовсе не вписывается ни в библейскую картину, ни в святоотеческую. В  либеральную, прозападную – да, вписывается, но, как я указал выше,  Солженицын – не либерал, а как бы их оппонент (вообще впоследствии  пути-дороженьки у Солженицына и диссидентов-западников сильно  разошлись). Он либо вообще никакой не патриот, не только не советский,  но и не русский (хотя позиционировал себя именно так), либо у него была  ужасная каша в голове.

Вот еще пример «русского патриотизма» А. Солженицына в его книге «Архипелаг ГУЛАГ»: 

«“Стыдно быть русским!” – воскликнул Герцен, когда мы душили Польшу. Вдвое стыдней быть советским перед этими незабиячливыми беззащитными народами». 

Под незабиячливыми народами Солженицын  имеет в виду эстонцев и литовцев, которые были вместе с ним в ГУЛАГе.  Сильно подозреваю, что эти самые «незабиячливые беззащитные» товарищи по  несчастью Солженицына – «лесные братья», а может быть, гитлеровские  пособники. Но я о другом. О несчастной Польше и о стыдящемся русского  племени благородном Герцене, с которым наш «православный патриот»  Солженицын явно здесь солидаризируется. Вообще тема угнетения Польши в  Российской империи нет-нет, да проскальзывает у Солженицына (я привел  всего лишь одну из цитат). Ярый антисоветчик, враг коммунизма и «русский  патриот» Солженицын явно усвоил совершенно большевицкий взгляд на  Российскую империю, как на тюрьму народов.

Я вовсе не идеализирую Российскую  империю. В истории России много чего было, и далеко не всегда русские  люди (и цари, и воеводы, и простые люди) вели себя благородно и  великодушно. Сочувствие Солженицына польским повстанцам, которые  боролись за независимость, вполне понятно. Понятно и стремление  польского народа (точнее, польской шляхты на самом деле) к независимости  тоже понятно, хотя зачастую их методы борьбы за независимость не сильно  отличались от методов борцов за «независимую Ичкерию». Но вот стоит ли  стыдиться Российских защитников империи? Может ли русский патриот  стыдиться их? Вот, к примеру, Пушкин не стыдился нисколько. Когда на  Западе была развязана антироссийская компания в связи с очередным  польским восстанием, Пушкин ответил знаменитым стихотворением  «Клеветникам России». 

К слову сказать, с этими польскими  повстанцами не так однозначно было. Ладно бы, они просто хотели  отделиться и жить отдельно. Но ведь они мечтали о восстановлении Польши в  пределах Речи Посполитой, т.е. включая русские (малорусские и  белорусские земли). Так что тут угроза была не просто сепаратизма, а  угроза русскому народу вообще.

Вот что в 1863 году писал по этому поводу  настоящий (в отличие от Солженицына) русский православный патриот Иван  Аксаков в статье «Каково должно быть положение поляков в Украйне»: 

«Поляки  спешат возвратить себе прежнее положение – вооруженною силою,  пропагандою, обманом и хитростью. Поляки объявляют во всеуслышание всего  мира, что хотят вновь подчинить Киев и Украйну Польскому владычеству,  провозглашают эти земли Польскими и призывают на нас войну со всей  Европой».[5] 

Не следует думать, что И.Аксаков был  полонофобом, что он ненавидел поляков. Нет, здесь он говорит не о  польском народе в целом, а о польских радикалах. Посему в другом месте  он поясняет в статье «Как узнать где именно Польша и чего она желает?»: 

«…в  праве ли мы, говоря о воюющих против нас, в числе одного или двух  десятков тысяч, Поляков, употреблять выражение: “Поляки”, “Польша”?  Разве крестьяне не Поляки? Конечно Поляки; они-то собственно и  составляют Польшу, от них собственно и зависит участь настоящаго  возстания; а между тем Польское крестьянство не оказывает возстанию  никакой помощи и опоры. – Кто же эта “Польша”? Должны ли мы признать за  “Польшу” тайный революционный комитет, членов которого никто не знает и  никто не уполномочивал, который властвует страхом грабежа и убийств и  вообще террором?»[6] 

Это слова настоящего, признанного  русского патриота. Вообще у И.Аксакова много на эту тему написано. Но  очевидно, Солженицын Аксакова не читал. А читал только Герцена, что  вполне понятно. В Советском Союзе Герцена весьма уважали, а И.Аксакова –  не очень. Наш ярый антисоветчик вполне усвоил советские предпочтения. 

Авторы «Заявления» убеждены, что  антисоветизм – не русофобия. Но антисоветчики могут быть разными. Есть  люди, просто отрицательно относящиеся к коммунистической идеологии. Но  есть те, которые под маской антисоветизма прячут действительно самую  обычную русофобию. По крайней мере, это относится к тем, кто слишком  рьяно выставляет свой антисоветизм. Как правило, хоть и не всегда,  таковые обычно являются власовскими апологетами. И они, в сущности, мало  чем отличаются от ярых коммунистов, которые ненавидят современную  Россию как слишком белую. Под двумя разными, противоположными флагами –  коммунизма и антисоветизма – идет одно и то же разрушение нашей России.

Авторы Заявления Совета православной  патриотической общественности назвали его «Травля Солженицына – путь к  историческому беспамятству». Заявление ложно уже в самом названии.  Потому что на самом деле именно солженицынская апология  коллаборационизма и его «размышлизмы» о грехах царской России – и есть  путь к историческому беспамятству. И когда у нас некоторые студенты  историко-филологических факультетов заявляют, что наши ветераны Великой  Отечественной войны защищали не Родину, а сталинский тоталитарный режим  (чему я был однажды свидетелем), в этом есть и «заслуга» Солженицына и  тех, кто поднимает его на знамя.

* * *

Послесловие редакции сайта «Благодатный Огонь»

Последние десятилетия нам внушают, что СССР был империей зла,   Сталин – кровавый тиран, миллиарды репрессированных и так далее. Делают   это не только либералы (а все мы знаем как они относятся к России и к   русским людям: для них русский народ это быдло, чернь и совки), но и  определенная часть антисоветски настроенных «православных патриотов». Все они заедино  представляют СССР одной огромной черной дырой, поглощающей национальные  энергии. Между тем, такой подход не имеет ничего общего с правым  консерватизмом. Здесь ярые либералы-антисоветчики и «православные  патриоты» (националисты и монархисты) скорее уж ближе к большевикам  троцкистско-бухаринского толка, которым был присущ радикальный и  всеохватывающий нигилизм – в том числе, и в отношении прошлого. Поэтому  представители нынешней либерально-патриотической антисоветской коалиции с  их полным отрицанием советской эпохи представляют собой невымерший тип революционных марксистов большевистского толка.

Христианское отношение к СССР и советской истории должно быть связано   с  отношением к институту государства, институту советской Империи как    продолжательницы в историософском смысле Российской Империи и идеологии    Третьего Рима. Имперская политика Советского Союза, направленная на    сохранение своих геополитических интересов в мире, – это продолжение   имперской идеологии Третьего Рима,  хотя советские власти наверняка даже и   не подозревали о такой  геополитической и исторической подоплеке их   внешней политики. Точно  так же, как не подозревал о своей   провиденциальной миссии Первый  языческий Рим. Но зато это предназначение   Римского Царства удерживать  мир от падения в хаос с сопутствующим   воцарением антихриста ясно  осознавали первые христиане. Поэтому несмотря   на самые страшные  гонения на Церковь, христианские воины-мученики не   щадя живота своего  сражались за Римский Мир на периферии империи,   предчувствуя его  будущее воцерковление.
 

Выявление положительных сторон Советского Союза не означает признание    идеологии коммунизма и уж тем более не означает необходимость    синтезирования христианства и коммунизма. Советский период весьма    неоднозначен, он характеризуется сложнейшим переплетением самых разных    противоречий. При этом необходимо всегда помнить о том, что русский    народ не мог не иметь своей субъектности даже и в советский период. И выражалась эта субъектность в политиках, принадлежащих к элите. 

Десоветизаторы всех мастей стараются вычеркнуть советский период  истории из нашего прошлого, создав там «чёрную дыру». А уже в неё по  всем законам физики будут затянуты все остальные исторические периоды,  то есть, оклеветана и поглощена будет вся российская история. Всё  делается под видом борьбы за память о репрессированных, а на самом деле  нас в очередной раз стараются заставить каяться, дабы развить у целого  народа комплекс неполноценности. Народ, который гордится своей историей,  таких экспериментов над собой не допустит. Что происходит с народом и  страной, которая отказывается от собственной истории, далеко ходить не  надо: пример многострадальной Украины и  украинского народа, у которого  бандеровская хунта отнимает историю, на наших глазах. Поэтому любые  скорые расправы над историей России и СССР надо понимать как акт  агрессии, направленный на дестабилизацию России. И если человек  ненавидит Советский Союз, значит он просто ненавидит Россию. В данном  случае антисоветизм можно смело отождествлять с разновидностью русофобии.

В чем русофобия антисоветчиков? Как сказано выше,  антисоветчики не рассматривают историю России как единую историю нашего  народа, а видят в советском периоде «черную дыру».

В настоящее время против нашей Родины ведется  гибридная война: со стороны США и Евросоюза, а также со стороны пятой  колонны в самой России. Один из компонентов оружия этой войны – антисоветизм.  При других исторических обстоятельствах антисоветизм вполне может быть  оправдан в российском идеологическом дискурсе. Но сейчас – это  национал-предательство и русофобия!

Современный антисоветизм – это по своей сути  власовщина (так же как необелогвардейщина – это российская разновидность  бандеровщины). Общее у современных российских «белогвардейцев» и  укробандеровцев одно: отрицание советского периода истории Государства  Российского, поэтому-то их так роднит антисоветизм. 

Мы, естественно, против коммунистической идеологии,  которая несовместима с христианством, но и против очернения советского  периода истории как неотъемлемой части непрерывной Российской Истории,  истории нашей Родины. А для очернения советского периода российской  истории Солженицын, антисталинизм, антисоветизм представляют собой мощные «идеологические снаряды» для главных орудий в идеологической войне с исторической Россией.

Спустя более 70 лет после Великой Победы в  современной России бесчестному литератору Солженицыну ставят памятники,  его именем называют  улицы. На Солженицыне, поправшему подвиг наших   отцов и дедов, воспитывается наша молодёжь. Которая устраивает  унизительные  для России перфомансы в Бундестаге с сожалением о «невинных жертвах» солдат Вермахта в «так называемом Сталинградском котле».

И потому Заявление Совета православной патриотической общественности о «травле Солженицына» – это русофобская идеологическая диверсия против Российской государственности. 

http://www.blagogon.ru/digest/818/

promo pravdoiskatel77 10:53, Пятница 1
Buy for 60 tokens
(«Патриарх» секты «Свидетелей Томоса» Петр Порошенко) Политический заказ на создание и воплощение Единой Поместной Православной Украинской Церкви (ЕППУЦ) приобретает все более искусные приемы эквилибристики, где ни фокусник, ни зритель не знает чем все закончится… Маски сброшены.…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded