June 10th, 2013

"Эксвото" или "ретабло"

Оригинал взят у vasily_sergeev в "Эксвото" или "ретабло"

"Эксвото" или "ретабло" (мексиканские лубки)

"Эксвото" или "ретабло" - это картинки, которые католики Латинской Америки рисуют в дар святым за совершенное высшими силами чудо или наладившуюся жизнь. Такие недорогие картины выполняются непрофессиональными художниками на листе жести в намеренно упрощенной форме. После этого ретаблос вывешиваются на стене храма. Во многих мексиканских церквях все стены завешаны такими картинками.
Чудеса с мясниками, собаками и бифштексами...
...или не заглядывайтесь на ножки молоденьких покупательниц


Collapse )
Утащено отсюда

promo pravdoiskatel77 февраль 14, 2020 01:31 Leave a comment
Buy for 60 tokens
Оригинал взят у beriozka_rus в За сносом в Европе памятников героям Второй мировой войны стоят США Американцы требуют от одной из восточноевропейских стран ускорить снос памятников героям Красной армии. Об этом заявил глава МИДа Сергей Лавров. Речь может идти о Польше или Болгарии,…

Торжествующее мещанство

Оригинал взят у dr_rusi4 в Торжествующее мещанство
Оригинал взят у alex_serdyuk в Торжествующее мещанство
Банк «ВТБ-24» сообщает, что у него 700 тысяч вкладчиков, которые банку доверяют, и такое количество людей не может ошибаться. Так люди и не ошибаются, а изначально доверяют тем, кому доверять нельзя, – банкам, наживающимся на этом доверии. Артур Хейли в романе «Менялы» предлагает любому банкиру повесить в своем кабинете лозунг «Наш банк делает богатых людей еще богаче… за счет бедных».

Идеология и образ жизни общества потребления


Торжествующее мещанство




Как мало зришь ты

самого себя, человек!

Как губишь в прихотях

и вожделеньях низменных.


А. Сумароков



В декабре 2012 года вновь объявили о конце света: то ли от космических пришельцев, то ли от природных катаклизмов, то ли от неполадок с коллайдером. С наступлением Нового года вздохнули с облегчением: пронесло, будем жить дальше. Не обольщайтесь, люди! Конец света близок, и готовит его сам человек, уничтожая планету и самого себя неуемной жаждой потребления и собственного распада-расчеловечивания.

Гибель человечества заложена внутри капитализма как социального строя – в погоне за прибылью любой ценой, культивировании эгоизма и индивидуализма. Именно это больше всего волновало лучшие умы человечества и было главным пунктом критики капитализма.

Сегодня в России вновь власть захватила буржуазия, а старый лозунг «Обогащайтесь!» обрел еще более отвратительные черты. Буржуи начинают обогащаться за счет богатства, накопленного трудом миллионов, присваивая его обманом доверчивых граждан с помощью бумажек, аукционов, фондов, банков, ипотек и еще тысячью способами отъема денег у населения, беспощадной конкуренцией за изъятое богатство народа, а зачастую и с убийством конкурентов. Свобода действий для капитала и его представителей является главным моральным требованием буржуазии: все хорошо, все дозволено, все нравственно, что дает капиталу возможность расти трудом народа. И чтобы стереть все преграды на пути возрастания капитала, раздается лозунг: «Долой всякую мораль!»


Collapse )

В русской литературе критику мещан-буржуа, начатую Герценом, продолжили многие писатели-гуманисты, социал-демократы и все совестливые пишущие. Широта замыслов, проникновенная любовь к народу, боль за его страдания, жажда правды и справедливости – вот идеи, характерные для их творчества. Русские писатели конца XIX века – периода завоевания России капитализмом – стремились привести существующий порядок в соответствие с идеалами равенства, братства, справедливости, тогда как либералы свои идеи приспосабливали к порядку и имели выгоду от соприкосновения с властью. Одни хотели изменить факты во имя идеалов, а другие – изменить идеалы во имя фактов, называя великое малым, малое великим, противопоставляя общественности личность, занятую только собой; общественному переустройству – совершенствование самодовлеющей личности. По выражению М.Е. Салтыкова-Щедрина, призывали двигаться, приспосабливаясь «применительно к подлости».

В своих сказках писатель увековечил «премудрых пискарей» мещанства, забившихся в норы, дал изумительно яркую картину чувств и мыслей «игрушечных дел людишек» города Глупова. В повести о мещанстве «Господа Головлёвы» увековечил тип Иудушки; создал незабываемый образ газеты «Чего изволите?». Посетив Запад, Салтыков-Щедрин отметил в литературе, провозгласившей принципиальный отказ от борьбы за общественные идеалы, «современного французского буржуа, которому ни идеалы, ни героизм уже не под силу, он слишком отяжелел, чтобы не пугаться при одной мысли о личном самоотвержении, и слишком удовлетворен, чтобы нуждаться в расширении горизонтов. Он давно уже понял, что горизонты могут быть расширены лишь в ущерб ему. Но литература без исканий, без устремленности к идеалу, теряет свой гуманистический смысл и просветительское значение, отмечал Салтыков-Щедрин. Светоча уже нет, и на том месте, где он горел, «сидят ожиревшие менялы и курлыкают, Франция стала святой и безыдейной республикой».


Торжествующее мещанство


Провидчески звучат слова русских писателей, стремившихся изменить действительность по велению нравственного долга. Глеб Успенский мечтал о «мужицком рае», живущем трудами рук своих. Ему это представлялось спасительным историческим выходом из охватившей русскую жизнь капиталистической лихорадки. Он был поражен увиденными картинами буржуазной Европы и убедился в его отрицании капиталистической цивилизации, что и обусловило создание целой этической концепции антибуржуазности в его творчестве.


Торжествующее мещанство


С удивительной тонкостью и чуткостью анализа Успенский фиксирует процесс распада старой культуры и становление новых «ценностей» во главе с «господином Купоном», извращающим и уничтожающим самые благородные черты и устои общественной жизни. С чувством потрясения Успенский говорит о невозможности «ответить на вопрос о том, зачем и по какому резону, с какой целью мы расточаем и как бы умышленно стараемся истратить в себе все, что нам дано хорошего, доброго, сильного, справедливого, зачем мы истребляем нашу искренность, нашу землю, наш оригинальный ум, наши превосходнейшие, справедливейшие нравственные стремления. Зачем? Какому богу мы служили и служим?»


Особое внимание писателя привлекает социальный слой, который по своему общественному положению является носителем духовных ценностей. Успенский отмечает в среде интеллигенции массовое поклонение идолу денежного интереса, превращающее служение в прислуживание. Он иллюстрирует в ряде образов известную мысль Маркса о том, что деньги в иерархии буржуазных ценностей являются «всеобщим извращением индивидуальностей, которые они превращают в их противоположность и которым они придают свойства, противоречащие их действительным свойствам».

Образцом такого извращения общественных ценностей и связей может служить деятельность буржуазной прессы, которая, по словам писателя, «гражданской скорбью скорбит о неправде и на пять верст вокруг рубля… не видит ничего важного и интересного и, несмотря на внешний лоск и блеск, мертва внутренне, безжизненна, холодна как труп. Она не оживит, не разовьет ни одного дарования, не окрылит ничьей мысли; она родилась без крыльев или сознательно оборвала их, искренно примирившись с необходимостью грязи и неискренно протестуя против нее».

Эгоистический интерес – узаконенная основа буржуазных отношений. Он порождает взаимную отчужденность людей, перемещенных социальными силами в новую историческую эпоху. Этот процесс писатель обозначает как утрату человеком всей его сущности. «Почти в каждом… пришедшем на новое место из-за рубля вы только с огромными усилиями можете добраться до его настоящей человеческой сущности, и всегда она будет чужда вам».


Торжествующее мещанство


Успенский с особой тщательностью выводит социальный портрет такого человека, уже отказавшегося от своего первородства – интеллигента, но не признающего этого факта перед другими и даже скрывающего от самого себя и продолжающего говорить «красивые слова… только для того, чтобы не была видна даже ему самому его холодная, быть может только временно, но умершая во имя рубля душа».


Характеристика такого социального типа – уничтожающая. Это «человек образованный, служит, получает награды и повышения и в то же время умеет отзываться «на все». Человек этот походит «и по внешним, и по внутренним свойствам на обыкновенный российский телячий студень». Писатель не останавливается на таком гротескно-отталкивающем изображении, он предупреждает, что за ширмой безобидной всеотзывчивости скрывается алчный потребитель, все существо которого только и вопит: «Довольно! Довольно! Довольно! Дайте и нам! И нам дайте!» Успенский определяет буржуазность как низменность нравственных интересов, низменность вездесущую, поглотившую даже самые интимные стороны человеческой жизни. «Даже в семейной жизни, в любви, не поручитесь вы за то, что рубль не участвовал в ней или не участвует». И обобщает: «Это идет капитализм, или просто-напросто «господин Купон». Рабство свободного, более или менее мыслившего человека – вот что приносит этот купонный порядок… Человек, имевший право думать о себе, создавший себе правила жизни, мучившийся над решением вопросов о правде и неправде, знавший мучения и радости совести… «этот человек… немедленно лишается счастья жить многосложной душевной, нравственной заботой и превращается в инструмент, приставленный на службу к другому инструменту».


Практика общественно-героической борьбы 70-х годов XIX столетия, живые современники-борцы давали писателю уверенность, что силы в народе есть, есть и люди, готовые идти заступаться, жертвовать, делать реальную работу «для реальной справедливости в человеческих отношениях». Но за пределами индивидуального героизма революционеров Успенский видит косность сознания, апатию и общественное безволие либеральной интеллигенции, чья деятельность кончилась «упокоем собственным… в банках… во всякого рода учреждениях».


Хищническую алчность обитателей мещанского болота мучительно сознавал В. Гаршин, который обладал наряду с изумительной отзывчивостью еще чувством связи с угрызаемыми. Этот писатель, не умевший и не хотевший жить в одиночку, всегда был связан с другими людьми, всегда чувствовал себя частью великого целого. Кроткий человек, он умел ненавидеть самодовольную, солидную, себялюбивую и равнодушную мещанскую публику, которая на выставке картин Верещагина рассматривала, натурально или нет написан халат на раненом, изучала «настоящие, совсем взаправдашние песок, облака» и проходила мимо общего горя.


Торжествующее мещанство


Чуткий Гаршин не мог не заметить и не отметить торжествующего мещанина в инженере Кудряшове, журналисте Бессонове, художнике Дедове и в той самодовольной среде, которая доводит Алексея Петровича (рассказ «Ночь») до решимости убить себя. Он подметил у них жажду приобретательства. «Разве я один… Как бы это помягче выразиться… приобретаю», – говорит старому школьному товарищу Василию Петровичу, ничего не понимающему в приобретательстве идеалисту, из молодых да ранних инженер Кудряшов, разжившийся на казенных постройках (рассказ «Встреча»). «Все вокруг, и даже, кажется, сам воздух тащит… Все берут с жизни что могут. Пора перестать сентиментальничать. Вся сила в деньгах, а у меня есть деньги. Что хочу, то и делаю. Захочу тебя купить – куплю!» – так рассуждает инженер и строит у себя в имении огромный аквариум, где большие рыбы пожирают малых. «Я люблю эту тварь, люблю за то, что они откровенны, не то что наш брат-человек. Жрут друг друга и не конфузятся», – говорит он, показывая охотящихся рыб своему товарищу.


Торжествующее мещанство


Великий пролетарский писатель А.М. Горький довел критику мещанства до философских обобщений. Со всей силой своего гения он разоблачает мещанство как строй души современного представителя командующих классов. Основные ноты мещанства – «уродливо развитое чувство собственности, всегда напряженное; желание покоя внутри и вне себя; темный страх перед всем, что так или иначе может вспугнуть этот покой, и настойчивое стремление скорее объяснить себе все, что колеблет установившееся равновесие души, что нарушает привычные взгляды на жизнь и на людей. Но объясняет мещанин не для того, чтобы только понять новое и непонятное, а лишь для оправдания себя и своей пассивной позиции в битве жизни».


Буржуазное государство, считал Горький, создано мещанами для защиты своего имущества; мещане же и дали государству развиться до полного порабощения и искажения личности. Не ищи защиты от силы, враждебной тебе, вне себя: умей в себе самом развить сопротивление насилию. Противоречия между народом и командующим классом – непримиримы. «Каждый человек, искренно желающий видеть на земле торжество истины, свободы, красоты, должен бы по мере сил своих работать в пользу быстрейшего и нормального развития этих противоречий до конца, ибо в конце этого процесса пред всеми людьми встанет и преступность общественного устройства, и ясная для всех невозможность дальнейшего существования его в современных формах». Как своеобразную идеологию потребительства Горький характеризовал литературу декаданса.


В статье «Поль Верлен и декаденты», напечатанной в 1896 году, он отмечал, что первые декаденты появились во Франции в конце 70-х годов ХIХ века, когда торжество буржуазии и ее миросозерцания стало несомненным. Буржуазия победила и тотчас же начала создавать себе свою жизнь. «Ей создали театр Пальерон и Сарду, ей создали поэзию апологет мелких чувств и будничной жизни Коппе и его товарищ, грубый материалист и скептик Ришпен.


Для нее создали музыку, живопись и все, чтобы иметь право счесть себя культурной. Явился спрос на философию, которая оправдывала бы буржуазию, требующую для своего обихода чего- либо попроще, посерее, не очень высокого, не нарушающего собою сон совести и не зовущего в небеса и на создание новой жизни, а чего-либо упрочивающего, узаконивающего старую жизнь. Жизнь стала бедна духом и темна умом, полное падение морали, оскудение идеализма, и якобы философская проповедь свободы греха заняла место проповеди свободы от греха, а нравственность все более и более падала».

В этом состояла духовная суть мещанства, расцветшего пышным цветом, и призванная на службу философия вполне выразила идеалы и дух индивидуализма. Стало возможно многое подлое и низкое. И в то время как одним жилось и дышалось в этой атмосфере свободно и легко, другие – более честные, более чуткие люди, люди с желанием истины и справедливости, люди с большими запросами к жизни – задыхались в этой атмосфере материализма, меркантилизма и морального оскудения».

А.М. Горький писал: «Душевно обнищавшая, заплутавшаяся во тьме противоречий, всегда смешная и жалкая в своих попытках найти уютный уголок и спрятаться в нем, личность неуклонно продолжает дробиться и становится все более никчемной психически. Чувствуя это, охваченная отчаянием, сознавая его или скрывая от себя самой, она мечется из угла в угол, ищет спасения, погружается в метафизику, бросается в разврат, ищет бога, готова уверовать в дьявола – и во всех ее исканиях, во всей суете ее ясно видно предчувствие близкой гибели, ужас перед неизбежным будущим, которое если и не осознается, то ощущается ею более или менее остро. Основное настроение современного индивидуалиста – тревожная тоска; он растерялся, напрягает все силы свои, чтобы как-нибудь прицепиться к жизни, и нет сил, осталась только хитрость, названная кем-то «умом глупцов». Его отчаяние все чаще переходит в цинизм: индивидуалист начинает истерически отрицать то, чему вчера поклонялся». В такой ситуации человек не ощущает свою связь с миром, не сознает вокруг себя присутствие каких-либо ценностей и даже постепенно утрачивает инстинкт самосохранения – теряет сознание ценности своей личной жизни.



Всякий класс защищает свои интересы, но не всякому классу выгодно в этом сознаться. Классы, интересы которых явно противоречат интересам большинства, стараются защищаться, пользуясь всяким прикрытием. Литература и искусство являются для них хорошим политическим оружием именно постольку, поскольку ими можно маскировать свои истинные хищные намерения. Горький на Первом съезде советских писателей говорил: «В детективной литературе Европы мы насчитали тысячи книг, героями которых являются плуты, воры, убийцы и агенты уголовной полиции. Это и есть настоящая буржуазная литература, особенно ярко отражающая подлинные вкусы, интересы и практическую «мораль» ее потребителей, щедро унавоженная всяческой пошлостью, и в том числе пошлостью «здравого смысла».


Торжествующее мещанство


Писатели, казалось бы, не являются политиками и даже искренне от политики открещиваются, но на самом деле осознают, что надо развлекать публику пустяками, разноцветным хламом как раз для того, чтобы отвлечь ее от серьезной политики, от постановки серьезных проблем, на которые толкает жизнь. «Искусство развлекающее, искусство отвлекающее всегда было крупным политическим оружием для карнавального утешения толпы, которой, может быть, очень и очень не хватает хлеба» (Луначарский).

В 60–70-х годах ХХ века основатель Римского клуба независимых экспертов и автор книги «Человеческие качества» А. Печчеи обратил внимание на умножающиеся в современных условиях глобальные проблемы, поскольку общая проблема – выживание человечества – зависит в первую очередь от личных качеств человека. По его мнению, никакие государственные программы и экономические законы, принятые международным сообществом, не спасут человечество от гибели, если не внедрить новые системы ценностей, радикально отличные от реализуемых сейчас, связанных с агрессией, духом стяжательства и эгоцентризмом. Только решительный поворот к высокой ответственности, стремление жить в гармонии с природой спасут человечество. Но для этого требуется радикальная трансформация существующих производства, темпов, способов и форм развития общества, поскольку существуют пределы роста. Экологическая философия выступает против безудержного, избыточного технического детерминизма, бесконтрольного внедрения любого новшества без гуманитарной экспертизы, против иссушающего мир рационализма. К гармонизации взаимодействия человека и природы взывают «зеленые», антиглобалисты, децентристы, сторонники региональной автономии этносов. С А. Печчеи солидарны и левые радикалы Г. Маркузе и Э. Фромм с их тотальным неприятием западной цивилизации, призывами к самосовершенствованию и творческой деятельности на основе отрицания норм индивидуалистической и своекорыстной морали капиталистического общества. Лауреат Нобелевской премии мира А. Швейцер провозгласил принцип уважения каждой жизни на Земле и сострадания как главной моральной нормы, который он распространил на все живое, сформулировав принцип благоговения перед жизнью: «Я есть жизнь, желающая жить среди жизни».


Вся жизнь на планете требует сохранения и защиты, совершенствования на основе реализации принципа гуманизма. Эрих Фромм уже в названии своей книги «Иметь или быть?» поставил вопрос о путях спасения человека и природы, а Герберт Маркузе в книге «Одномерный человек» ярко нарисовал частичного, усеченного человека.

Вместе с тем современные международные корпорации и масс-медиа, принадлежащие преимущественно американскому капиталу, не жалеют ни времени, ни финансов на целенаправленную пропаганду американского образа жизни и либеральной идеологии – незыблемости частной собственности как священной коровы капитализма, свободного рынка, гражданского общества. С помощью этих идеологических мифов формируется мировоззрение подрастающих поколений, для которых виртуальная реальность все более подменяет объективный мир, а многие уже полностью живут в Сети и тем самым умножают количество зомбированных.

Всемирная организация здравоохранения сообщает, что примерно пять процентов населения Земного шара страдает депрессиями, из них пятнадцать процентов совершает суицид. Смертность при депрессиях лишь немного уступает смертности от сердечно-сосудистых заболеваний. Биологические механизмы депрессии и тревоги вызывают различные соматические нарушения, способствующие развитию такой тяжелой патологии, как онкологическая. Существует высказывание: «Рак – болезнь печали». Исследователи прогнозируют: в ближайшее время депрессия выйдет на первое место по распространению, опережая сердечно-сосудистые заболевания. Бегством от скуки называют сегодня туризм: потребитель жаждет новых острых ощущений, впечатлений, не терпит однообразия, а выбор желаний однотипен и однообразен. Расширяется эскапизм, проявляясь в форме алкоголизма, наркомании и самоубийстве как свидетельства бессмысленности существования.


Торжествующее мещанство




Потребление всего и вся стало главным содержанием социальной жизни. Оно не только основа данного общества, но и конечная цель, идеал. Лозунг «сделаем жизнь комфортной» стал лозунгом многих государств, в том числе и России. Источник возникновения и прогрессирующего распространения потребления лежит не столько в сфере удовлетворения жизненно необходимых потребностей, сколько в идеальной сфере социально-психологической мотивации. Сознание граждан намеренно провоцируется на рост потребления и неизбежно приводит к одержимости вещами, оставляя неудовлетворенными как духовные потребности, так и нереализованными способности. Психическую неудовлетворенность и заглушают более сильными раздражителями: экстремальными видами спорта, азартными играми, в том числе и компьютерными. Отсутствие возможности реализовать духовную активность приводит к разочарованию, распространяются психическая ус­талость и подавленность, скука, раздражительность, стрессы, чувство бессмысленности и абсурдности проходящей жизни. Важно понять, что такое состояние присуще тому обществу, к которому стремится весь мир, считая его идеальным. Тому обществу, где самый высокий уровень комфорта. Но само оно вымирает. Получается, что мы стремимся к идеалам смерти. Это признают и представители западной цивилизации.


В книге «Смерть Запада» П.Дж. Бьюкенен пишет: «Статистика абортов, разводов, падения рождаемости, неполных семей, самоубийств среди подростков, криминализации школ, наркомании, педофилии, рукоприкладства в браке, тяжких преступлений, заболеваний раком, внебрачного сожительства и падения образованности показывает, насколько глубок кризис в обществе. Пустые детские и битком набитые приемные психоаналитиков свидетельствуют о том, что у нас далеко не все в порядке. И, распространяясь, эта зараза тащит в могилу всю нашу цивилизацию».

Все это происходит на фоне беспрецедентного роста уровня материального благосостояния при одновременном упадке духовной культуры. Таково общество потребления, сочетающее в себе материальный комфорт, психическую неудовлетворенность, духовное оскудение, деградацию человека в целом. Но такое развитие не может быть бесконечным. Оно чревато кризисами с непредсказуемыми результатами. Современное общество вступило в такой период, о чем свидетельствуют текущие события. К сожалению, ожидающие выхода из кризиса видят его в возврате к прежнему состоянию, не изменяя ценностных ориентаций. Вернуться механически, а это невозможно. Эти процессы связаны не со временем, а с социальной силой, социальной практикой. Кризис общества нельзя преодолеть, не меняя его основополагающих ценностей, не меняя социальный строй.


За мечтой о материальном благополучии забылась другая мечта, которую осуществить труднее. Это мечта об идеале, неустанное стремление человеческой души к чему-то высшему. Это недовольство, служащее залогом вечного движения, недовольство, которое Заратустра формулировал в кратких афоризмах: «Человек есть нечто, что должно превзойти… Все существа до сих пор создавали что-нибудь выше себя». А для этого нужно служение – служение человечеству. И нельзя мириться с мещанским благополучием и его плоской логикой, надо превзойти себя, желать возвышенного, преодолеть собственную апатию. Мещанин-потребитель имеет все, чего так страстно хотел, – колбасу, «тачку»… И парадокс – даже эти желания будили в нем силы, поддерживали чувство личности, он стремился к осуществлению желаний. А получив желаемое, утратил силу. Идеалом нынешнего дня стал комфорт, который убил в человеке недовольство, неустанное стремление к мечте о «дальнем». В советском обществе этот идеал называли коммунизмом, и речь шла о совершенствовании человека – физическом, духовном и нравственном. Новые хозяева жизни идеал осмеяли, оплевали, оболгали, потому как комфорта нельзя достичь, имея высшую цель – украшать жизнь и возвышать душу. Религия буржуа – нажива, идол – собственность. Они не могут быть достигнуты людьми честными – значит, честностью и нравственностью надо пренебречь, но использовать их для эксплуатации ради наживы.

Банк «ВТБ-24» сообщает, что у него 700 тысяч вкладчиков, которые банку доверяют, и такое количество людей не может ошибаться. Так люди и не ошибаются, а изначально доверяют тем, кому доверять нельзя, – банкам, наживающимся на этом доверии. Артур Хейли в романе «Менялы» предлагает любому банкиру повесить в своем кабинете лозунг «Наш банк делает богатых людей еще богаче… за счет бедных». А мужики-то не знают! Сформировался мир без святых и героев, все бывшие кумиры развенчаны. Сейчас кумирами становятся посетители различных раутов, презентаций, гламурных тусовок.


Общество потребления – на пределе потребления. Природа истощена, привычки искореняются, так как мешают смене товаров, моды, идолов. Рекламируют «убойный отдел продаж». Видимо, ничего не купивших посетителей магазинов станут на выходе убивать. Человек превращается в перекати-поле: исчезают привязанности, привычки. К детям, родителям, женам, мужьям, друзьям, родине… Оттого так много предателей, подлецов, разводов, отказов от детей. Самое главное – люди и не стесняются этого, а зачастую считают себя героями.

И все это разносит по стране телевидение, распространяя половую распущенность, вредные привычки, опасные товары и лекарства. Продается и покупается все. Ради прибыли выставлена напоказ физиология (на экране жуют, пьют, моются, бреются, сморкаются, ковыряют в зубах, говорят про естественные отправления), то есть все то, что должно быть скрыто от глаз. Про автомобили можно и не говорить – они короли рекламы. Продают детей, девушек в бордели, продают футболистов. Этим рабам не установлен даже Юрьев день. Потом учат болеть «за наших». За кого болеть на игре «Анжи» и «Спартака»? За Керимова или Алекперова? В основном составе «Спартака» 15 человек – легионеры. Спорт – прибыльный бизнес, основанный на выжимании пота из спортсменов.

Расчеловечивание идет по всем направлениям. Безработица, с которой в СССР покончили в 1930 году, сегодня процветает, а ведь труд избавляет человека от скуки, порока, нужды. Это лучший способ наслаждаться жизнью. Но от физического труда все сегодня бегут. Сидеть в офисе и кликать мышкой – такая работа сковывает эмоции и энергию, плодит мизантропов. Нажива выбрасывает на улицы полчища людей. Их заменяют машины. Сбербанк радостно сообщает, что операторов заменяют автоматы. Операторы пополняют ряды ненужных людей. Капитализм начался с поедания людей овцами, а сейчас людей едят машины. Уже сегодня машина может сказать человеку: «Ты меня породил, я тебя и убью». Не пора ли опомниться?



А.А. КУТЫРЁВА, кандидат философских наук

г. Нижний Новгород



Официальный сайт газеты Советская Россия - Торжествующее мещанство


Run, Кашин, Run!

Оригинал взят у avielle в Run, Кашин, Run!
По последним полученным от Ahnenerbe данным, Москвабад давно должен был быть нашим, гойспода. Эзотерические источники не лгут, так, если бы Кашин не ошибся направлением, и побежал в сторону МосВегаса, а не сонного Цюриха, победа ВЩР была бы неизбежна.


Как Кашин с креаклиатом должен был, согласно пророчеству, захватить Дефолт-Сити

Можем ли мы после этого простить труса, предателя идеалов и просто гоя Кашина? Нет, нет и ещё раз нет! Вышвырнем его из пантеона выбравших Свободу! Лишим его звания демократического дурналиста! Признаем его подлым лубянским гомофобским шнурком на туфле Ада Утина!

Не гей ты отныне, Кашин, но проклят всей правозащитной общественностью из рода в род до семижды семи неудачных проникновений раскуренной чекистской гаванской сигары в твой неотбелённый анус!

И имя твоё предано с сей минуты забвению!


Погром русских в Гомеле

Оригинал взят у chebypashka в Погром русских в Гомеле

Гегемония евреев в Гомеле


Ситуацию гегемонии евреев в Гомеле мы уже знаем из воспоминаний С. М. Дубнова. Н. А. Бухбиндер в своей работе “Еврейское рабочее движение в Гомеле” (С) описал такую же бурлящую сионистскую деятельность, как и Дубнов, и отметил, что 1 марта 1903 года гомельский комитет Бунда провёл “празднование” дня казни российского императора-реформатора Александра II.

Демонстрация Бунда

Collapse )



Охлократия: сущность и современные особенности

Оригинал взят у mrlycien в Охлократия: сущность и современные особенности
Оригинал взят у bert_s в Охлократия: сущность и современные особенности
Актуальность исследования данной проблемы проявилась особенно наглядно в 1990-2000-е годы, когда после распада СССР образовались новые независимые государства. Становление многих из них происходило по сценарию, близкому к охлократическим моделям или их модификациям. Многие из вновь образованных государств и до сих пор не могут преодолеть этот сценарий своего развития. Все эти реальные тенденции и изменения позволяют с большой степенью определенности говорить о таком типе управления, как охлократия, сущность которой состоит в специфической форме политического господства, обладающей своеобразными чертами и характеристиками по сравнению как с традиционными видами власти (монархия, республика), так и с особыми формами ее проявления (олигархия, хунта, плутократия).


ИСТОРИЧЕСКИЙ ЭКСКУРС

Если следовать сложившейся традиции, то под охлократией следует понимать особую, специфическую форму осуществления политической власти, когда реализуются неупорядоченные, стихийные, противоречивые и по сути дела разрушительные акции по отношению к обществу и государству. Вместе с тем, необходимо отметить, что содержание этого понятия постоянно уточнялось, эволюционировало, приобретало разные оттенки в зависимости от эпохи, в которой осмысливалось это явление, и той исходной теоретико-методологической концепции, которой придерживался исследователь.

ХХ в. внес свою лепту в проявление различных форм охлократии. Это периоды революции 1917 г., Гражданской войны в России, когда расцветало бесправие и произвол. Толпу использовал в своих целях и фашистский режим в Германии. Во время гражданской войны в Испании охлократические акции совершались под влиянием анархистов. Как показывает анализ всех этих событий, охлократия набирала силу в ходе борьбы за власть после падения старого режима и до его замены более устойчивым и организованным политическим устройством.

В большинстве случаев под охлократией чаще всего понимают не только власть социально-политических групп, использующих популистские настроения и ориентации населения в крайне примитивных формах, что создает условия для произвола и бесправия во всех сферах общественной жизни, но и беспорядки, мятежи, погромы, низменные устремления, бессмысленные разрушения, безрассудные убийства и произвол, попрание гарантий прав и свобод человека.

Однако анализ имеющегося исторического опыта функционирования дезорганизованных обществ и государств позволяет уточнить эту трактовку охлократии. Можно сказать, что, исходя из имеющихся в науке подходов к понятиям "власть" и "толпа", под охлократией понимается:

• извращенная форма государственного устройства, которая возникает в результате неупорядоченного развития и доведения до абсурда демократических тенденций;
• стихия мятежей, погромов, уличных беспорядков, в которых толпа выступает хозяином положения;
• одна из характеристик массового общества.

Вместе с тем, если рассмотреть сложившуюся практику и особенности современных проявлений охлократии, то следует признать, что она в большинстве случаев выступает в своеобразных формах осуществления политической власти. Проявление охлократических тенденций всегда означало фактический коллапс власти, критическое состояние политического устройства, существующего политического режима. Поэтому мы остановимся на характерных чертах современной охлократии, ее специфических особенностях.


СОВРЕМЕННЫЕ ЛИКИ ОХЛОКРАТИИ

В конце ХХ — начале XXI в. внимание к феномену охлократии возросло в связи с многочисленными неоднозначными событиями в конкретных регионах и странах, которые привели к дестабилизации ситуации. Среди них можно назвать следующие.

Цветные революции.
[Spoiler (click to open)]
Эти революции связаны с искусственно создаваемой ситуацией, когда толпа становится орудием реализации далеко идущих политических притязаний. Этот феномен можно назвать управляемой охлократией. Она возникает на основе искусственного возбуждения настроений людей, имеющих обычно серьезные претензии к существующей власти и неудовлетворенных способами и методами решения реальных социальных проблем. Для использования недовольства и зарождающегося протеста создаются соответствующие общественные — легальные и латентные, существующие под самими различными наименованиями и выполняющие самые различные функции — организации, которые призваны не решать эти проблемы, а использовать их для достижения групповых и корпоративных — корыстных политических целей, как правило, не относящихся к нуждам народа. Известный социальный психолог С.Московичи пишет о толпах естественных и искусственных. По его мнению, именно последние приобретают серьезное влияние, в первую очередь, в политических процессах, в действиях политических партий, в религиозных и этнических акциях.

Цветные революции на Украине, в Грузии, частично в Киргизии и Монголии продемонстрировали достаточно высокую эффективность реализации корыстных политических целей в тех ситуациях, когда недовольство народа облекается в "стихийные" акции толпы, которые хорошо организуются, в больших масштабах финансируются, обеспечивая жизнь десятков тысяч людей в палатках или во время маршей.

Организация этих акций предполагает мобилизацию всех недовольных (или мнимо недовольных), а зачастую — и использование мародерствующих или потерявших общественное лицо людей, начиная с их сбора по всей стране вплоть до их организации на захват зданий официальных структур под руководством специально подготовленных к боевым действиям штурмовиков. Эти революции сопровождались мощными пропагандистскими акциями, направленными на мобилизацию общественного мнения в интересах рвущихся к власти политических рейдеров. Наряду с пропагандой широко используются PR-акции и политическая реклама, которые позволяют активно воздействовать на эмоциональное состояние избирателей, направляя его в нужное для манипуляторов русло. Эти революции поддерживались зарубежными политическими силами, заинтересованными в том, чтобы сделать данные страны зоной своего влияния.


Мнимая многопартийность.

Под многозначительные разговоры о роли демократии, о путях строительства либеральных моделей развития России и других стран, образовавшихся на пространстве бывшего СССР, было создано бесчисленное количество политических партий и общественных движений, которые претендовали на влияние в стране и на доступ к политическому "пирогу". В середине 1990-х годов таких партий и организаций на федеральном и региональном уровне насчитывалось несколько тысяч. Трудно сказать, сколько их было на самом деле: перед выборами 1996 г. заявку на участие в избирательном процессе подали 186 партий, но когда разослали приглашения на встречу для решения текущих вопросов в Центризбиркоме, вернулось 41 приглашение за отсутствием по названному адресу этих политических фантомов.

Реально это было типичнейшим охлократическим явлением: под предлогом развития демократии создавались партии, олицетворявшие не общественные потребности и интересы, а личные амбиции, групповые претензии, авантюрные замыслы.

Правые, которые возглавили на том этапе постсоветскую Россию, уже не удовлетворились тем, что сначала их объединяло — Демократический выбор России и партия "Демократическая Россия". В середине 1990-х годов каждая из более или менее проявивших себя персон на политическом поприще создала свою партию: Немцов — "Правое дело", Кириенко — "Россию молодую", Хакамада — "Общее дело", Боровой — "Партию экономической свободы" и т.д.

Амбициозные претензии разбалансировали политический строй, лишили возможности решить назревшие вопросы развития страны, перенацеливая все усилия некоторых мыслящих деятелей на узкогрупповые интересы и заботы. В результате многопартийность не укрепила, а подорвала единство страны. Это позволяет сделать вывод, что при определенных условиях многопартийность, вернее, претензия на нее, может стать хорошей почвой для охлократического перерождения политического строя.


Разрушенная вертикаль.

Образцами такого вида охлократии являлись сначала СССР, а потом Россия. Перестройка свелась в основном к манипуляциям с политической властью, в то время как все настоящие реформы всегда начинались с экономики. В результате страна потеряла управляемость и начала "сыпаться".

Сначала о своем выходе из состава СССР заявили отдельные союзные республики — страны Балтии, Грузия, а в дальнейшем Украина и Молдавия. Одновременно в начале 1990-х годов крепла оппозиция центральной власти и в самой России. Фактически провозгласила свою независимость Чечня. Стали крепнуть и региональные амбиции, которые доходили до прямого или косвенного признания своей самостоятельности. Было провозглашено создание Уральской республики, обсуждалась возможность образования Дальневосточной и Сибирской республик. В полной мере обозначились политические амбиции губернаторов, которые практически перестали считаться с федеральной властью и в своих решениях все больше исходили из местных интересов. В этих условиях распад власти вел к возможной утрате целостности теперь уже не СССР, а самой России.

Надо было что-то предпринимать, и это было в определенной степени реализовано президентом Путиным, который для восстановления вертикали власти, для подавления центробежных сил пошел на необходимые, хотя и спорные меры — образование семи округов (регионов) с полномочными представителями, а затем и отмену выборов губернаторов. В результате общественное мнение изменило свою оценку состояния страны. Если в 1998 г. 54,6% опрошенных считали, что в стране царит полная неразбериха, то в 2005 г. такую оценку давали уже только 20,5% опрошенных.


ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ СОВРЕМЕННОЙ ОХЛОКРАТИИ

Несмотря на разное обличье, охлократии обладают некоторыми общими чертами. Основными характерными чертами охлократии являются демагогия, авантюризм, популизм. Ей присуща изменчивость политического курса, непредсказуемость и импульсивность политических акций. Охлократия максимально упрощает сложные общественные проблемы, часто использует провокации, разжигает массовые страсти, провоцирует скандалы. Ее опорой обычно выступают маргинальные и люмпенизированные слои населения, неудовлетворенные своим социальным положением и готовые к неконтролируемым действиям (убийствам, бессмысленному уничтожению материальных ценностей, насилию).

Охлократия часто вступает в свои права в переломное время, в критические для общества периоды. Поскольку кризис общества всегда имеет пределы, охлократия характеризуется как нежизненностью, так и недолговечностью. В большинстве случаев неустойчивость и скоротечный характер охлократии ведет к ухудшению общественной ситуации. Выход из нее очень часто заканчивается тоталитарными, диктаторскими или олигархическими формами правления. Классическими историческими примерами охлократии являются Смутное время в России в начале XVII в., отдельные периоды гражданских войн, народные восстания в Древнем мире и в Средние века, а также периоды смены общественно-политических отношений в условиях трансформирующихся обществ. Однако ярко выраженных форм охлократии существовало не так уж много. История знает больше примеров деформированных, частичных форм охлократии, которые нередко уживаются с другими формами политической власти, проявляются на тех или иных участках общественной жизни, в те или иные периоды кризисного состояния общества, в отдельных регионах или частях государства. Поэтому можно согласиться, что в 1990-е годы ситуация в России напоминала стертую форму охлократии, особенность которой состояла в том, что эту ситуацию безнаказанности создавал сам правящий политический класс.

В научной литературе имеется спорная точка зрения, трактующая охлократию как одну из характеристик массового общества (см.: Поппер К. Открытое общество и его враги). Эта точка зрения исходит из того, что синонимом охлократии является авантюристическая деятельность и настроения некой совокупности политических движений и организаций, возглавляемых деятелями с авантюристическими наклонностями, не несущими и не желающими нести никакой ответственности ни за свои поступки, ни действия ведомых ими людей. Эти силы в массовом обществе исповедуют "антисистемные" воззрения и провоцируют разного рода конфликты — расовые, этнические, конфессиональные, политические, социальные и т.п.

Важным индикатором охлократического состояния политической жизни можно считать неверие людей в способность власти решить социальные и экономические проблемы и на этом фоне появление стремления справиться с возникающими трудностями самостоятельно или с помощью стихийно образованных организаций. Обнаруживается желание части людей обратиться за помощью и поддержкой к криминальным силам или пойти на стихийные акции протеста, вплоть до самосуда, отказаться от участия в голосовании, от соблюдения нормативных требований во взаимоотношениях человека и государства. Эти акции сопровождаются уклонением от выполнения политических и гражданских обязанностей, игнорированием элементарных форм человеческого общежития (например, отказ от поддержания общественного порядка, от уплаты налогов, участие в хищении остатков государственной и личной собственности и т.д.).

Многие социологические исследования в России в 1990-е годы фиксировали падение авторитета всех ветвей политической власти, всех ее представителей с четкой переориентацией на личные и групповые (корпоративные) ценности, нередко носящие противоправный характер. Так, с 1995 по 2003 г. Государственной Думе доверяли от 9 до 14% опрошенных, Совету Федерации — от 7 до 13%, правительству — от 8 до 29%, милиции, суду, прокуратуре — от 10 до 16%, политическим партиям и движениям — от 6 до 17%.

Все это позволяет сделать вывод, что охлократия представляет собой опаснейшее социальное явление, несущее бесчисленные бедствия для большинства населения, так как в условиях безнаказанности невозможно говорить даже об элементарных гарантиях прав и свобод.


МЕХАНИЗМ ДЕЙСТВИЯ ОХЛОКРАТИИ

Среди средств, используемых охлократией, следует отметить неконтролируемое и беспредельное использование насилия. Оно выражается в самых различных формах. Прежде всего, это использование толпы, которая может крушить и правых и виноватых, а воображаемые враги являются главным помехой на ее пути. Обычно толпа не имеет никаких перспективных целей — ее действия направлены на тех, кто мешает ей жить сейчас, в настоящее время: в своем поведении она обращена "назад", не имея никаких конструктивных планов "впереди".

Поэтому возглавить ее могут произвольно заявившие о себе демагоги и даже преступные элементы. Лишь потом толпа поймет, что ошиблась с выбором и может расправиться со своими "лидерами", как это она делала во время революций и восстаний. Имеются и другие примеры, такие, как, скажем, отношение толпы к Ельцину, которая сначала вознесла его, а потом отринула и даже захотела от него избавиться.

При больших потрясениях энергией толпы пользуются политические кланы, которые направляют ее разрушительную силу против своих соперников. Обстановка охлократизма порождает маленьких и больших "вождей" и "ведунов", претендующих на власть, отличную от других. Поэтому неудивительно, что в период революций, восстаний, любых общественных потрясений, гражданских войн появляются десятки и сотни претенциозных деятелей, преследующих самые разнообразные корыстные цели — от политических до конфискационных. Нередко эти цели переплетаются между собой, создавая своеобразных "кентавров", которые обычно исчезают по мере стабилизации обстановки в политике и экономике. Так было в период Великой смуты в начале XVII в. при переходе власти от Рюриковичей к Романовым, когда осуществлялись попытки захвата власти Лжедмитриями I и II, боярином Шуйским, не считая большого количества соперничающих групп.

Нечто подобное, но в другой упаковке, проявилось в период Гражданской войны в России в 1918-1922 годов, когда возникло огромное количество разных "республик", самостийных объединений и просто банд. В результате долгое время на большинстве территорий страны царил беспорядок, ибо правила и нормы поведения устанавливались теми, кто в данном случае и на данном месте владел властью.

Стоит отметить организованное насилие, которое осуществлялось толпой, но в то же время в той или иной мере направлялось властью или оправдывалось ею. Речь идет о погромах, систематически возникавших в периоды напряженности во внутренней и внешней политике. Всем известны еврейские погромы накануне и во время революции 1905-1907 годов, а также Гражданской войны. Гораздо меньше известно о погромах немецкого населения в России в ходе Первой мировой войны. Погромы проводились и так называемой Украинской повстанческой армией (бандеровцами) во время Второй мировой выйны в 1943 г. Тогда по разным данным на Волыни было уничтожено от 35 до 100 тыс. польских крестьян под лозунгом "Смерть ляхам!", что сопровождалось не только разрушением домов и костелов, уничтожением кладбищ, но и бесчисленными жертвами — сжиганием людей, издевательствами и мучениями.

Один из методов (приемов) направить ярость толпы и отвлечь ее от насущных социальных проблем — поиск врага, на которого можно свалить все неудачи и все проблемы повседневной жизни людей. В Средние века проводились казни ведьм, которых обвиняли во всех несчастьях. Начатые в 1487 г. после издания "Молота ведьм" расправы вылились в масштабную охоту на "злодеев", которая охватила все без исключения европейские страны и продолжалась до 1826 г., когда в Испании сожгли последнюю ведьму. Этот метод поиска врагов широко распространен и в современном мире.

Однако рецепты локальных расправ над отдельными людьми нередко использовались для распространения актов насилия до масштабов национальной трагедии. Их надо отличать от локальных эмоциональных всплесков, таких как поведение на стадионах болельщиков, бурно переживающих победу или поражение любимой команды. Нарушения спокойствия терпимы до тех пор, пока не начинаются провокации с целью дестабилизации общественного порядка. Но гораздо опаснее, когда такие провокации и дестабилизация общественного порядка предпринимаются сознательно.

Приведем примеры социально-психических эпидемий только в ХХ в. Это массовый психоз, охвативший все европейские страны в период Первой мировой войны. Это мобилизация общественного сознания в Германии на поддержку гитлеровского режима. Это девиация американского общественного сознания в 1950-х годах, порожденная страхом перед советской водородной бомбой и действиями по расследованию антиамериканской деятельности, что в конечном счете выродилось в хорошо организованную "красную панику". В XXI в. добавилась организация "цветных революций". Подобные примеры можно продолжать по отношению как к отдельным странам, так и к целым эпохам.

Рецепты провоцирования современных социально-психических эпидемий известны давно: надо создать образ жертвы и перекрыть или дискредитировать альтернативные источники информации. Этим приемом до сих пор пользуются грузинские националисты в условиях режима Саакашвили. Иначе говоря, охлократические проявления можно организовывать искусственно и использовать в своекорыстных как политических, так и международных целях.

Для раздувания охлократических психозов часто используются провокации, произвольно трактуемая история, искажение исторической памяти. Чего стоят, например, проблемы, сфабрикованные украинскими ультранационалистами для противопоставления истории русского и украинского народов (как, например, битва под Конотопом в XVII в., когда крымские татары вместе с отдельными претендентами на гетманский престол разгромили русское войско). Немало спекуляций существует и по поводу Кавказской войны в XIX в., отдельные эпизоды которой служат основой для экстремистских провокационных политических акций.

В нашем анализе следует особо остановиться на функциях СМИ. В некоторых ситуациях они сознательно выполняют заказы по дестабилизации политической обстановки, превращаясь в инструмент реализации узкогрупповых политически и экономически ангажированных целей, для продавливания позиции, выгодной их собственнику. Особо следует сказать о таком феномене, как самозванство, которое может приводить к серьезным катаклизмам, путем использования страстей толпы для достижения действительных и мнимых целей.


ОХЛОКРАТИЯ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

Крах Советского Союза породил самые разнообразные, в том числе и охлократические, явления. Прежде всего, это стихийные и дезорганизизующие действия толпы, способной осуществить самые невероятные акции для создания ситуации безвластия. Такая толпа готова на любую расправу с любым лицом, которое покажется ей врагом. И в то же время она не способна создать хотя бы относительно устойчивый общественный порядок. Для нее характерна крутая смена настроений и ориентаций, попытки подчиниться и действовать согласно абсурдным началам. Феномен толпы был использован во время противостояния на майдане, оказавшего мощное давление на существующую власть на Украине. В Грузии толпа, ворвавшаяся в парламент, свергла режим Шеварднадзе. Толпа использовалась и в ходе "революции тюльпанов" в Киргизии, когда она, также как и в Киеве, и в Тбилиси, штурмовала правительственные учреждения.

Еще один лик охлократии представляют режимы, порожденные мутной националистической волной, например, когда бал в ряде республик правили те, кто свой прорыв к власти осуществил на основе использования самых низменных чувств и настроений ущемленных судьбой людей. В Грузии они шли под лозунгом "Грузия для грузин", в Азербайджане — "Русские — в Рязань, татары — в Казань", в Молдавии — "Чемодан, вокзал, Москва". Режимы Гамсахурдиа в Грузии, Эльчибея в Азербайджане, Мирчи Снегура в Молдавии пришли к власти на волне восставшей черни, которая сметала все советское (чему синонимом было все русское). Но та же толпа, увидев, что от своих новоявленных вождей никакого прока она не получила, также быстро отвернулась от них.

Особую лепту в развитие охлократии внесла Чечня, когда пришедшие в ней к власти на волне требований независимости не смогли совладать ни со своими подопечными (каждый тейп имел свои вооруженные отряды, не подчиняющиеся так называемой центральной власти). Получили распространение такие формы насилия, как грабежи всех и вся, похищение людей, захваты заложников, махинации с финансами (в том числе и с российскими авизо), расправа над нечеченским населением.

Наиболее наглядно охлократические тенденции проявились в ельцинскую эпоху. К концу его правления Россия быстро превращалась в конгломерат "удельных княжеств", которые все меньше зависели от федерального центра. Более того, Москва все чаще подчинялась правилам игры региональных вождей. По России прокатилась волна установления особых договорных отношений сначала между республиками (инициатором был Татарстан, который стал де-факто государством в государстве со своим особым суверенитетом), а затем с областями и краями. Таких договоров было заключено более 40, т.е. почти с половиной субъектов федерации. В результате Россия превращалась в некое аморфное образование, которое теряло всякую управляемость. Следствием этого стали спад промышленности, стремительное падение обороноспособности, нищета населения, разрушение экономической базы.

В результате бездействия президента, месяцами не появлявшегося на работе, произошло "обнуление государственной власти", итогом чего "стало разрушение системы выработки, принятия и реализации политических решений, госмеханизм перестал нормально функционировать". Страна шла вразнос, охлократические проявления стали практически господствовать в политической и экономической жизни страны.

Охлократия проявилась и в возникновении огромного числа квази- и псевдообщественных организаций и движений. В середине 1990-х годов их число с учетом региональных, республиканских, областных и краевых образований — возросло до пяти тысяч. В этом половодье было много наносного: были попытки возродить ушедшие в историю партии и движения, как, например, кадетскую, партию анархистов и т.п., лжепатриотические партии и движения с религиозными и этнонациональными установками, а также объединения экстремистского характера, преследующие цели зарубежных политических и идеологических сил (особенно это касалось некоторых конфессиональных и правозащитных сил, ведущих свою деятельность за счет зарубежных грантов).

Все они пытались доказать свое величие и значение в условиях, когда нарушалось функционирование общественной и политической жизни, рос уровень несогласованности и неупорядоченности действий государства. Показателями расстройства государственного механизма и погружения его в пучину беззакония стали волна убийств по экономическим и политическим причинам, рост преступности и появление такого специфического феномена как похищение людей (только в 1997 г. было зарегистрировано 1415 случаев).


КТО ТАКИЕ СОВРЕМЕННЫЕ РОССИЙСКИЕ ОХЛОКРАТЫ?

Как утверждает Г.Лебон (1841-1920), для личности охлократа как общественного или политического деятеля характерны всевозможные авантюристические проекты и дела, недостаток воображения, политический кретинизм, жажда благ и власти. Этому классическому определению вполне соответствуют многие реалии постсоветской России.

В 1990-е годы политические руководители России во главе с Ельциным принимали противоречивые решения, повергшие страну в экономический и политический кризис. Миллионы людей в одночасье потеряли свои сбережения. И в то же время их кормили обещаниями, что вот-вот все наладится. От Ельцина в начале 1992 г. слышали, что к осени все будет успешно решено. О том, что России ничто не угрожает на экономическом и финансовом фронте, он говорил за несколько дней до августовского дефолта 1998 г. Разве это не воплощение охлократии? Далее, свою лепту в расстройство государственного механизма вносят политические демагоги, отвергающие все и вся и огульно критикующие реалии советской истории.

Еще не так давно они строили свои предложения на: а) полной ориентации на политические режимы западных стран (А.Козырев, К.Боровой, А.Илларионов), игнорируя факты, свидетельствующие, что копирование чужих правил и норм не только не приносит пользы, но и противопоказано России; б) доказательстве полезности и важности возрождения монархической России как панацеи от всех бед при беспредельной идеализации того, что было при царском режиме (А.Дугин); в) на некоторых абстрактных пожеланиях, очень привлекательных для их авторов, но непонятных для большинства россиян (Г.Явлинский).

Еще одну группу охлократов представляют политические авантюристы, которые рвутся к власти и пользуются любой возможностью реализовать свое желание управлять страной. Так, либеральным силам была предоставлена возможность проявить себя на российском и международном поприще. Но они (Гайдар, Чубайс, Немцов, Хакамада) повергли Россию в такой хаос, что народ отказал им в праве говорить от его имени уже в середине 1990-х годов.

Действительность постсоветской России постоянно рождала стихийных авантюристов, которые, будучи нередко связаны с криминальными силами, претендовали на власть, собираясь кроить ее по своему разумению. В качестве примеров можно назвать таких деятелей, как криминальный авторитет Клементьев, избранный мэром Нижнего Новгорода, некто Донской, заявивший о своем желании баллотироваться на пост президента России.

В последние годы возник еще один тип охлократов — творцы спецпроектов, использующие толпу для захвата политической власти, причем толпу не стихийную, а организованную, подготовленную по всем канонам психологической войны. Сценарий с искусственным, но умелым использованием толпы опробован в Сербии для свержения режима Милошевича, в Грузии — для свержения Шеварднадзе и на Украине, где толпа на майдане стала весомым аргументом для захвата власти. Стоит упомянуть и таких представителей охлократии, как самозванцы, организаторы погромов или внесудебных преследований по националистическим и другим ксенофобным установкам, которые создают атмосферу беззакония и разжигания ненависти и вражды.

***

Если подвести некоторые итоги, то можно сказать, что охлократия — это не просто и не только власть толпы. Это отражение позиций наиболее маргинальных слоев, с одной стороны, и амбициозных политических деятелей, с другой. Это отсутствие концепции развития, что было характерно и для Горбачева, и для Ельцина, и в определенной степени касается нынешней российской власти, особенно когда речь идет о перспективе, о долгосрочном предвидении. Это наглядно проявляется в желании нравиться не только своей толпе, но и посторонней силе. Распад СССР и появление новой России характеризовались некомпетентностью, ограниченностью, необъятной амбициозностью и, главное, отсутствием чувства реальности. И на это накладывается боязнь народа, его настроений, которые пытаются заглушить всяческими подачками и обещаниями.


Тощенко Жан Терентьевич — член-корреспондент РАН, доктор философских наук, профессор, декан социологического факультета, заведующий кафедрой теории и истории социологии Российского государственного гуманитарного университета, главный редактор журнала РАН "Социологические исследования".


Статья опубликована в журнале "Философские науки" №5 за 2011 год.


Материал в тему: Формы государственной власти

Существует 3 формы государственной власти, и попытки придумать четвертую ни разу не увенчались успехом. Среди этих попыток была одна смешная. Когда в 1968 г. чехи попытались установить у себя социализм с человеческим лицом, им этого сделать не дали. Они страшно обиделись, начали писать массу бездарных антисоветских статей и придумали новую  форму государственной власти - "партократию", каковая, однако, была всего лишь сочетанием олигархии и охлократии. Первым формы государственной власти подробно описал Аристотель, хотя они существовали и до него. Не удивительно, что это сделал эллин. Тот же Аристотель ввел определение: "Человек есть животное политическое", что вполне соответствовало эллинскому взгляду на мир.

Согласно Аристотелю, есть 3 правильные формы власти:

- "монархия" - власть одного;
- "аристократия" - власть лучших (по-гречески, "аристой" - "лучшие");
- "полития" - власть полноправных граждан полиса, власть граждан.

Будучи глубоким мыслителем, Аристотель понимал, что разновидностей правильных форм власти очень много. Каждая из этих форм сама по себе, как общий принцип, не хороша и не плоха, но у каждой из них есть только одно "отклонение" или "искажение" (в русских переводах используется и тот, и другой термины, но более точно с греческого - "отклонение", а более
употребительно - "искажение", оно в большей степени передает смысл). По Аристотелю:

- искажение монархии есть "тирания";
- искажение аристократии есть "олигархия", т.е. власть немногих ("олигос" - по-гречески, "немногие"), что на русский язык по смыслу можно перевести, как "власть шайки";
- искажение политии есть "демократия".


Горбачев - история Предательства

Оригинал взят у iov75 в Горбачев - история Предательства

Горбачёв был и остаётся сознательным, идейным врагом Руси и русского народа. Он всегда старался нанести максимальный вред России и русам. Не за это ли Медведев наградил Горбачёва орденом, когда его посадили в Кремль порулить?

«Когда МЫ получили информацию о ближайшей смерти советского лидера (речь шла о Ю.В. Андропове.), то задумались о возможном приходе к власти с нашей помощью человека, благодаря которому мы сможем реализовать наши намерения. Это была оценка моих экспертов (а я всегда формировала очень квалифицированную группу экспертов по Советскому Союзу и по мере необходимости способствовала дополнительной эмиграции из СССР нужных специалистов). Этим человеком был М. Горбачёв, который характеризовался экспертами как человек неосторожный, внушаемый и весьма честолюбивый. Он имел хорошие взаимоотношения с большинством советской политической элиты, и поэтому приход его к власти с нашей помощью был возможен…» Маргарет Тэтчер

Анализ событий, происходивших во время визита Горбачёва в Англию в декабре 1984 года, показывает, что его там ждали....

Маргарет Тэтчер. Член Трехсторонней комиссии - январь 1992 года.

О деятельности Горбачёва и о его приходе во власть пишет в своей статье «Генеральный ликвидатор СССР М. Горбачёв» профессор, доктор политических наук Панарин Игорь Николаевич:

«Главную роль в развале СССР сыграл ставропольский Иуда М. Горбачёв, приведённый к власти в СССР с помощью внешних сил. За 6 лет его руководства СССР, внешний долг увеличился в 5,5 раз, а золотой запас уменьшился в 11 раз. СССР пошёл на односторонние военно-политические уступки. М. Горбачёв нанёс максимальный ущерб своему Отечеству в истории страны. Ни в одной стране мира никогда не было такого руководителя. Поэтому нужен Общественный трибунал над Иудой, для выявления причин, способствовавших его приходу к власти и разрушительной антигосударственной деятельности…»

Анализ событий, происходивших во время визита Горбачёва в Англию в декабре 1984 года, показывает, что его там ждали. Горбачёв возглавлял малозначимую делегацию Верховного Совета СССР. В неё входили председатель комиссии по энергетике Верховного Совета СССР Евгений Велихов, заведующий отделом информации ЦК КПСС Леонид Замятин, Александр Яковлев, ставший годом ранее директором Института мировой экономики и международных отношений Академии наук СССР.

Центральной темой своего визита в Лондон Горбачёв сделал разоружение. Однако никаких полномочий делать заявления от имени Верховного Совета СССР по этому поводу Горбачёв не имел. Тем не менее, Горбачёв был принят премьер-министром Великобритании Маргарет Тэтчер в особой загородной резиденции в Чеккерсе. Она предназначалась только для тех иностранных представителей, «с которыми премьер-министр намеревалась провести особо важную и вместе с тем доверительную беседу». Об этом написал Леонид Замятин в своей книге «Горби и Мэгги». Яковлев в уже цитируемом интервью «Коммерсанту» объяснял это тем, что успех встречи с Тэтчер был предопределён поездкой Горбачёва в Канаду в мае 1983 г. и его встречей с канадским премьером Трюдо, где его тоже ждали.

Будучи тогда секретарём ЦК КПСС, Горбачёв настоял на своей поездке в Канаду, хотя государственной необходимости не было. Тогдашний генсек Юрий Андропов был против этого визита, но потом согласился. Александр Яковлев в те годы был послом СССР в Канаде.

Во время встречи с «железной леди», как тогда называли Маргарет Тэтчер, произошло невероятное. Вот как описывал этот эпизод в своих мемуарах «Омут памяти» участник этой встречи Яковлев: «Переговоры носили зондажный характер до тех пор, пока на одном заседании в узком составе (я присутствовал на нём) Михаил Сергеевич не вытащил на стол карту Генштаба со всеми грифами секретности, свидетельствовавшими, что карта подлинная. На ней были изображены направления ракетных ударов по Великобритании... Премьерша рассматривала английские города, к которым подошли стрелы, но пока ещё не ракеты. Затянувшуюся паузу прервал Горбачёв: «Госпожа премьер-министр, со всем этим надо кончать, и как можно скорее». «Да», – ответила несколько растерянная Тэтчер».

Не отрицает этого факта и сам Горбачёв в мемуарах «Жизнь и реформы»: «Я разложил перед премьер-министром Великобритании большую карту, на которую в тысячных долях были нанесены все запасы ядерного оружия. И каждой из таких вот клеточек, говорил я, вполне достаточно, чтобы уничтожить всю жизнь на Земле. Значит, накопленными ядерными запасами всё живое можно уничтожить 1000 раз!»

Невероятно, но Яковлев и Горбачёв рассказывают о факте раскрытия сверхсекретных сведений государственной важности, как об обыденной вещи. Возникает вопрос: на каком основании и кто предоставил Горбачёву сверхсекретные материалы? Почему он не побоялся привезти их в Лондон?

Сам факт переговоров Горбачёва с Тэтчер на основе сверхсекретной карты Генштаба кажется, на первый взгляд, невероятным.

Collapse )



Америка летит в пропасть

Оригинал взят у andy_sinclair в Америка летит в пропасть


Данные о современном состоянии Америки, которые сильно отличаются от благостных увещеваний наших СМИ и различных агентов влияния. Выдержки из статьи "Америка летит в пропасть", размещенной на сайте www.zerohedge.com 24 апреля 2013 года обозревателем Tyler Durden:

24 признака того, что когда-то гордые города Америки превращаются в пораженные нищетой исчадия ада:

Collapse )


Дом с резными окошками из Углича

Оригинал взят у gadsjl_7 в Дом с резными окошками из Углича
Оригинал взят у ivan_hafizov в Дом с резными окошками из Углича

Originally published at на сайте, где все о деревянных наличниках. You can comment here or there.

Uglich 0672 Дом с резными окошками из Углича

Углич сто раз мне советовали, как кладезь наличников  — съезди, говорили, съезди. А я всё оправдывался, что был там еще в 2007-м, но наличников поснимать (да и посмотреть) тогда не удалось, потому что времени не хватило. Пообедали да уехали из города.


Зато попав в Углич весной 2013-го, наконец понял причины такой настойчивости: деревянные дома там действительно из ряда вон выходящие! Вот например один из них.

Такой нарядный, что глаз радуется!