pravdoiskatel77 (pravdoiskatel77) wrote,
pravdoiskatel77
pravdoiskatel77

Category:

ГНИЛОЕ «ЯБЛОКО». Почему Г.А.Явлинский не станет президентом России

Оригинал взят у nikolino в ГНИЛОЕ «ЯБЛОКО». Почему Г.А.Явлинский не станет президентом России
ГНИЛОЕ «ЯБЛОКО». Почему Г.А.Явлинский не станет президентом России
1дек
2011
Нынешняя думская предвыборная кампания такова, что не вызывает желания комментировать её публично, приличными словами и в приличном месте, каковым, смею надеяться, остаётся мой блог. Но вот эта «новость» – относящаяся, впрочем, уже к президентской выборной кампании –

Григорий Явлинский будет выдвигаться в президенты от «Яблока»
01.12.2011 16:03 Об этом радиостанции «Эхо Москвы» сообщил председатель партии Сергей Митрохин…
заставила вспомнить о статье, которую я писал в начале 1999 года, когда во главе России стоял Борис Ельцин, Владимир Путин не стал ещё даже премьер-министром (в первый раз), а Григорий Явлинский был, что называется, в расцвете сил и считался одним из лидером «демократического движения», его воспринимали всерьёз и всерьёз же рассматривали его президентские амбиции.
Поразмыслив над местом, которое партия Явлинского занимает в нашей политической системе, я тогда назвал свою статью «Незрелое “Яблоко”». Сегодня я предлагаю её вашему вниманию, по традиции этого блога не изменив ни слова в старом тексте; разве что теперь, в заголовке поста, «Незрелое “Яблоко”» называется «Гнилым» – и это не мой выбор, а печальная констатация: так и не созрев, «Яблоко» уже успело сгнить.
Незрелое «Яблоко» (1999)
Почему Г.А.Явлинский не станет президентом России
Эта статья — не только и не столько о талантливом политике новой, «перестроечной» волны, видном экономисте и убежденном оппозиционере. Эта статья о человеке, всерьез претендующем на высшую власть в нашем Отечестве, о человеке, за которым на выборах пойдут миллионы. Эта статья также о Явлении, которое символизирует собой Явлинский, и о времени, в котором нам привелось жить, о наших надеждах и разочарованиях, прошлых и еще предстоящих. Итак…
Образ
Сегодня вряд ли кто сумеет вспомнить, когда впервые на всю страну прозвучала эта загадочная и интригующая фамилия: Явлинский. Очевидно, за точку отсчета придется принять 1990 год. Это было воистину яростное время! Вспомним: межрегиональная депутатская группа, массовые демонстрации под демократическими лозунгами, «суве­ренитет» России, избрание Горбачева первым в истории страны президентом, а Ельцина — председателем Верховного Совета РСФСР. Время, когда новые, непохожие на прежних, политики появлялись, как грибы после дождя «гласности», и почти каждое такое появление сопровождалось бурными восторгами и радостными надеждами. Это время жестокого противостояния «демократов» и «парто­кра­тов», «консервативного» союзного центра и «стремящихся к свободе» республик. Время, когда былая популярность «отца перестройки» уже катилась под откос, а навстречу ей вздымался штормовой вал поддержки опального Ельцина. Это также время экономического бессилия, когда среди массы рецептов казавшихся неотвратимыми реформ власть никак не могла выбрать подходящий. Цены в магазинах еще сказочно близки к овеянным легендой брежневским временам, но «достать» реальные товары по этим ценам становилось для простого россиянина все большей проблемой.
Вот тогда и появился Явлинский. Не с очередным прожектом, а с реальной (как тогда казалось и как многим кажется поныне) программой перехода к рынку за 500 дней. С программой, тщательно проработанной и выверенной, расписанной по неделям и дням, под­ра­зу­ме­вающей значимый политический компромисс ради долгожданных экономических реформ, т.е. с программой, вроде бы устраивающей всех, и с командой молодых экономистов, готовых программу выполнять.
Как видно, этому одаренному человеку не везло с самого начала. Явись он годом позже, в конце 1991-го, и мы, быть может, по-прежнему почитали бы Гайдара, великого детского писателя, не знали бы Гайдара-разрушителя. А Явлинский, наверное, стал бы отцом не бумажных, а реальных экономических реформ. Но тогда, в 1990-м, власть просто не имела воли принять четкий и определенный экономический проект. Решительной власть эта была только на словах, энергия созидания уходила в пустые перестроечные лозунги. Программа «500 дней» оказалась похороненной в схватках за реальные рычаги управления. В знак протеста Явлинский оставил пост вице-премьера в номинальном правительстве Силаева.
Именно с тех пор в лице Григория Алексеевича Явлинского нам предлагают лицезреть вечного оппозиционера, талантливого (если не гениального) реформатора, по достоинству не оцененного, увы, ни прошлой властью, ни властью нынешней. Человека, который знает, как нам правильно обустроить Россию — но которому никак не дают за Россию взяться. Подлинного демократа, оттесненного от кормила демократами поддельными. Политика, который честен с избирателями и ни при каких обстоятельствах не идет ни на какие компромиссы с антинародным режимом…
Таков, вкратце, образ Явлинского, сформировавшийся в сознании тех, кто его поддерживает. Привлекательный образ, особенно для московской интеллигенции, желающей, как обычно, получить всё и сразу, да к тому же не испачкав рук в «грязной политике». Можно сказать, в их представлении Явлинский — это Ельцин, каким его хотели бы видеть эти романтические натуры. Нынче они идеализируют Явлинского — так, как в 1990-1991 годах идеализировали самого Ельцина. Но соответствует ли реальный облик кумира представлениям о нем? Что ж, обжегшись на молоке, нелишне подуть на воду.
Известно: Явлинский — демократ. Позвольте «крамольный» вопрос: а откуда известно? Опять же, со слов Явлинского и его сторонников. Из их программ, статей, речей и т.п. Невозможно отыскать реальные (подчеркиваю — реальные) доказательства демократизма и демократичности Явлинского. Аргументов «за» — сколько угодно, но вот «доказательство», пожалуй, всего лишь одно: памятная речь Явлинского в ночь с 3 на 4 октября 1993 года (тогда, если помните, Григорий Алексеевич потребовал от президента сурово подавить выступления сторонников Верховного Совета). Остальные же «доказа­тельства» (как-то: ожесточенная критика гайдаровских реформ и всей президентской линии, осуждение чеченской войны и пр.) носят, скорее, обще­политический характер и могут быть использованы, к примеру, для убеждения в демократизме жириновцев. Напротив, многое в деятельности Явлинского явно чуждо духу демократии. Разумеется, нельзя априори отказывать Явлинскому в демократизме: для этого попросту нет достаточных оснований. Но и утверждать наверняка, что лидер «Яблока» — демократ, мы не можем.
Следующий штрих к портрету Явлинского: он — реформатор. Но, вдумайтесь, как может быть или не быть реформатором человек, все реформы которого остались на бумаге?! Мы много слышим о программах Явлинского, но ни разу не видели их в действии. Одни доказывают: идеи Явлинского — панацея, другие называют их идеалистическими. Кто прав?.. Неизвестно, ибо не проверено опытом. А неизвестность, нереализованность планов всегда играет на руку их создателям: ведь то, что не осуществилось, всегда можно представить как заманчивую и, возможно, спасительную альтернативу.
Другой штамп: Явлинский — политик, абсолютно честный со своим избирателем. Верно, лидер «Яблоко» публично обещает не идти на сделки с режимом — и не обманывает. Ни в одном из важных компромиссов с близкими по духу политиками из других партий он также замечен не был. Однако ж верный коммунист Г.Н.Селезнев избирается спикером Госдумы благодаря поддержке «Яблока». Вряд ли электорат Явлинского доверил ему мандат для сделок с идеологическими противниками. Скорее, избиратели надеялись, что Явлинский сумеет объединить вокруг себя всех демократов. Надеждам их не суждено было сбыться: ни тогда, в 1993 году, когда «Яблоко» получило 11% голосов, ни в следующем году, когда популярность Явлинского была рекордной, ни годом позже, на выборах 1995 года, когда «Яблоко» предпочли всего 7% электората. Практически все аналитики отмечали: избирательные кампании Явлинского отличаются исключительной, иногда просто необъяснимой, пассивностью. Лидер не ездит по стране, не общается напрямую с «рядовыми избирателями», не ищет союзников, а ограничивается лишь жесткой критикой власти и произнесением прежних, образца 1990-1993 годов, лозунгов. (Неудивительно поэтому, что «Яблоко» в основном остается «партией группы», свитой столичной интеллигенции, группирующейся вокруг лидера, а многие отделения «Яблока» на местах, обделенные вниманием патрона, предпочитают поддерживать на выборах других политиков).
Создается впечатление, будто толковая предвыборная кампания почитается Явлинским затеей лишней, ибо всем, кому надо, и так ясно, «кто есть ху» в российской политике и за кого следует отдать свой голос. Мы не видим, чтобы он убеждал нас; скорее, он нас заклинает. Он отличается от политика, борющегося за голоса избирателя, как волшебник отличается от ученого: первому достаточно произнести заклинание, и чудо свершится, в то время как второй мыслит, ищет, ошибается, экспериментирует, что-то доказывает — но и находит!
Иногда кажется, что Явлинский недооценивает своего избирателя. Помните лубочную рекламу «Яблока» образца ноября-декабря 1995 года? Кого и в чем способен убедить карикатурный Ваня, этакий политический Леня Голубков, надкусывающий (кстати, к чему бы это?) аппетитное яблочко?! Если Григорий Алексеевич представляет своих потенциальных избирателей вот такими «ванями», им впору оскорбиться, и всерьез. Не из-за рекламы, разумеется, а из-за отношения. Политик, не уважающий народ, который его избирает, никогда не станет для этого народа хорошим правителем…
Подведем итог. Избранный Явлинским имидж выдающегося демократа и реформатора, отвергнутого непутевой властью, достаточно устойчив. Какое-то время он еще будет приносить Явлинскому политические очки. Но их, этих очков, становится все меньше, и их явно недостаточно, чтобы стать всероссийским президентом. Обиженных любят, но не всяких — бывают и такие, на ком воду возят. Образ устаревает и начинает надоедать. Вечная бескомпромиссность не приносит ожидаемых дивидендов, напротив, раздражает. Политик обязан быть гибким. Как, к примеру, Зюганов. Многие ли знали Зюганова в 1990-1991 годах? Он не участвовал ни в выступлении ГКЧП, ни в событиях октября 1993-го. Не звал на баррикады. А те, кто звал, — где они теперь?! Хасбулатов, Константинов, Челноков, Макашов?! Как политики они ушли в небытие или в тень фигуры гибкого и думающего лидера Зюганова.
Выступив за идею реформ и демократии, но против практической политики режима, Явлинский сделал разумный выбор, однако, поставив себя в глухую, упертую оппозицию, причем к любой власти, он не только утратил преимущества этого выбора, но и предстал как чрезмерно амбициозный, самоуверенный политик, по-видимому, ценящий себя так высоко, что все остальные должны, дабы раскрыть его реформаторский потенциал, создать Явлинскому идеальные условия для работы, каких в действительности нет и быть не может.
Мотивы
Зачем политик идет во власть? Ответов может быть множество. Ради самой власти, ради блага своей страны, ради власти как азартной игры, ради господства над подвластными, ради самореализации, и т.д. Зачем во власть идет Явлинский? Думается, ответ следует искать в его политическом образе. Цель его хождения во власть триедина:
— реализовать себя как талантливого реформатора;
— продемонстрировать всем реальность «третьего», по отношению к советскому социализму и стихийному капитализму, пути;
— некоторым образом «отомстить правящему режиму» за долгие годы невостребованности.
В этом смысл политической деятельности Г.А.Явлинского. Поступками его движет, главным образом, вера в свои выдающиеся способности (что само по себе не может быть плохо) и обида на нынешнюю власть, которая, по его мнению, не только наделала массу глупостей, но и не сумела по достоинству оценить его, человека, способного сделать все гораздо лучше Гайдара, Черномырдина и Ко. Явлинский идет на выборы не как представитель альтернативной идео­логии, а как лидер альтернативной политической элиты, «не запятнанной» ошибками предыдущих режимов. В корзине Явлинского — голоса недовольных реформами, вернее, недовольных профессиональным исполнением этих реформ. Достаточно ли будет их для победы?..
Явлинский — президент?..
И все же… Предположим то, что нынче кажется ирреальным: Явлинский избирается президентом. Должно ли это нас успокоить? Исторический опыт свидетельствует: стать правителем легче, чем им быть! После триумфа наступает отрезвление, и новый правитель только тогда понимает, что «бремя власти» — не пустые слова и не расхожий штамп, а суровая реальность.
Явлинского часто сравнивают с Квасьневским. Действительно, между ними очень много общего, гораздо больше, чем между Квасьневским и Зюгановым. Но Россия — не Польша. Россия велика и самобытна; управлять ею — архисложная миссия. Россия не вписывается в «правильные», идеально смотрящиеся на бумаге, схемы. Чтобы управлять Россией, яркого интеллекта недостаточно. Нужны интуиция власти, чувство власти, понимание природы власти в гигантской стране и границы ее возможностей. Иначе — хаос, в сравнении с которым нынешняя нестабильность покажется торжеством порядка и справедливости. Россия — это тысячи атомных боеголовок. Россия — это сотни народов и народностей. Россия — это десятки разнородных элит, каждая из которых требует особого к себе отношения. Наконец, Россия сегодня — это наследие царей и большевиков, Сталина и Брежнева, Горбачева и Ельцина. Любой, кто по неопытности или по недомыслию попытается поломать сложившуюся к 1999 году Систему, столкнется с колоссальной силой противодействия. Ни власть, ни собственность никто так просто не отдаст. Это факт — вероятно, более прискорбный, чем отрадный, но факт самоочевидный. И если коммунисты в случае сопротивления за аргументами в карман не полезут (сила и действенность этих доводов проверены временем), то что останется делать президенту Явлинскому, демократу и реформатору?! Впору искренне посочувствовать ему — и себе вместе с ним. Молодой президент окажется в чуждой, враждебной ему среде. В среде, которая скорее приняла бы проверенного системщика Зюганова, чем молодого честолюбивого реформатора. Признают ли его власть чиновники? А генералы? Силовые структуры? Те же коммунисты? Очень и очень сомнительно…
Тема «Явлинский в высшей власти», будь она по-настоящему актуальна, заслуживала бы отдельного исследования. Сейчас же ограничимся лишь констатацией следующего: избрание Явлинского президентом — прямое приглашение к государственному перевороту. К неизбежному реваншу всех тех, кто вписался в Систему — всех и слева, и справа. Итак: придя к власти в России, Явлинский попросту не сможет удержать руль. Не опасен ли для корабля российского такой капитан?
И должны ли порядочные, демократически настроенные граждане нашей страны быть заложниками неудовлетворенных комплексов одного, пусть даже и весьма способного, политика?..
Перспективы
Конечно же, страна переживет новые выборы в Думу. Переживет и Явлинский. Противникам политических компромиссов не в чем будет его упрекнуть. Если, воспользовавшись расколом конструктивных сил, победят экстремисты, то именно благодаря, а не вопреки лидеру «Яблока». Профессиональный политик Явлинский, разумеется, и тогда не исчезнет с политической арены (во всяком случае, по своей воле). Как он не сделал должных выводов из позорного поражения «яблочников» на выборах в «демократическом» Петербурге, так и выборам общероссийским, сколь бы плачевными не оказались их итоги, не дано смутить неколебимого борца за «идеальные реформы».
Он ринется на штурм Кремля. Тогда уже не будет конкурента Ельцина, но появятся новые фавориты — за каждым из них будет стоять то, чего пока лишен (вернее, сам себя лишил) Явлинский — опыт реального управления. Опыт — то незаменимое богатство политика, без которого даже самый талантливый человек на любой значимой должности все равно остается «завлабом». Грамотных экономистов можно найти, толковых советников подобрать, — в России каких дарований только нет! — но познавать искусство власти правитель обязан не по учебникам политологии. Через это он должен пройти сам — и лишь пройдя, рваться в президенты гигантской, самобытной и всегда великой страны…
…Вероятно, Явлинский и Явление, им символизируемое, даны нам в назидание. Как последнее искушение Христа. Чтобы мы не забывали, столь извилист и тернист путь от неистового большевизма Ленина — через жесткий порядок Сталина — и через рыхлый застой Брежнева — и через бессильную суетливость Горбачева — и через дикий капитализм Ельцина — к подлинной цивилизованной стабильности, неважно, демократической или социалистической, ибо она, эта стабильность, единственно суть залог возрождения могущества Великой России.
Увы, к несчастью для нас, путь сей долог, и яблоко в предвыборной рекламе смотрится лучше, чем «Яблоко» в реальной жизни. Наверное, так и должно быть — в рекламе. В реальности незрелое оно. Вот только власть мы выбираем для настоящей, а не рекламной, жизни.

http://boristolchinsky.com/gniloe-yabloko-pochemu-g-a-yavlinskij-ne-stanet-prezidentom-rossii.html
Tags: Явлинский
Subscribe
Buy for 60 tokens
Оригинал взят у beriozka_rus в За сносом в Европе памятников героям Второй мировой войны стоят США Американцы требуют от одной из восточноевропейских стран ускорить снос памятников героям Красной армии. Об этом заявил глава МИДа Сергей Лавров. Речь может идти о Польше или Болгарии,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments