?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Модернизация и русский национализм
pravdoiskatel77
Оригинал взят у drfaust_spb в Модернизация и русский национализм
В России при упоминании слов «русский национализм» принято делать большие глаза и всем видом демонстрировать — ты знаешь, что это такое: «хватит кормить Кавказ», «Россия для русских» и так далее. Существует популярное заблуждение, будто русский национализм должен неизбежно привести к выходу из состава России всех «нерусских» регионов.

Выдумывается и масса других глупых вещей, которые объединяет одно — все они являются разновидностью риторического приёма «сведение к абсурду», когда сторона опровергает не исходный тезис оппонента, а навязанную вместо него заведомо нелепую конструкцию. В данном случае эта конструкция — искусственный миф о «русском национализме», который будто бы стоит поперёк пути к строительству гражданской нации, модернизации, стабильному развитию и прочим приятным вещам.

Небольшой десятиминутный монолог Михаила Ремизова о русском национализме и модернизации ясно показывает, каков облик подлинного русского национализма. Такой национализм не просто не препятствует модернизации и новой индустриализации, но и является их неотъемлемой частью — по той причине, что модернизация, равенство перед законом, стабильное развитие, единство страны отвечают естественным запросам русского народа. Одно не существует без другого.




Выступление действительно заслуживает внимания и, чтобы заинтересовать, ниже стенограмма пары его фрагментов.
…Повестка русского национализма очень близка — и тождественна, по существу — с повесткой социально-экономической модернизации, с повесткой демократизации, с повесткой строительства гражданской нации. Даже так, потому что у нас идею гражданской нации воспринимают как жёсткую альтернативу этнической [нации] и, когда говорят «гражданская нация», это значит, что не пустим, не допустим «русского национализма».

Давайте посмотрим, с чего должна начинаться реальная гражданская нация: с реального равенства перед законом, когда нет привилегий для социальных групп, когда нет кланов, которые способны ломать закон об колено; оно начинается собственно с формирования общества, состоящего из граждан, а не из кланов или из родоплеменных структур. Это значит, что многие привилегии, на которых базируются элементы сегодняшней этнической напряжённости и элементы несправедливости, — они должны быть просто демонтированы, если мы хотим гражданской нации. И если они будут демонтированы, то, условно говоря, этнографические особенности Кавказа, включая лезгинку, уже никого не будут волновать — они перестанут быть этнической проблемой.

Наконец, формирование гражданской нации — это формирование единой политической культуры. У нас она есть сегодня? Ну, положим, с кавказскими республиками и социумами? Нет. Значит, это что — вопрос ассимиляции? Но ассимиляцию не в этнографическую особенность, русскую, а ассимиляцию в единую гражданскую политическую культуру.

По сути, этот вектор строительства гражданской нации полностью совпадает с вектором формирования и русского национального государства. Дело в том, что русский народ и многие другие народы нашей страны получили очень сильный удар с упадом советского порядка. Рухнула достаточно развитая на тот момент система разделения труда: инженер, учитель, военный, квалифицированный рабочий, врач были уважаемыми, востребованными людьми, которые могли себе позволить вести социально-приемлемый образ жизни. И вот в миг они оказываются обществу не нужны, они вынуждены искать себе работу челноков, торговцев на рынке, молодёжь — уходить в какие-то паракриминальные или криминальные образования. В этот момент обнаруживается, что не все этнические группы были готовы к этому переходу, к этой радикальной архаизации, демодернизации нашего общественного уклада. Не все были готовы к этому в одинаковой степени и меньше всего оказались готовы к этому переходу именно русские. Опять же, конкурентное преимущество получили те группы, которые сохранили навыки существования в родоплеменном обществе, у которых были более развитые клановые структуры, те этнические группы, которые, положим, больше склонны к торговой деятельности, чем к производственной или образовательной. …

Эти три задачи: первая — создание развитой системы разделения труда, характерной для современного высокоразвитого, индустриального общества; второе — более равномерное распределение инвестиций и производственных сил по территории страны; и третье — это другой, более справедливый, режим использования публичного, общенационального достояния, который является каркасом нашей экономики, на мой взгляд, и составляют ядро экономической повестки национализма. И вот так примерно можно развернуть национализм в самых разных плоскостях. И в этом случае, ещё раз повторю, его повестка будет близка к повестке модернизации — поскольку по сути она и станет её ядром. …


Buy for 60 tokens
Чтобы понять эпоху, нужно посмотреть, что ей предшествовало Александр Халдей Церковь правильно говорит о том, что смерти тела предшествует умирание духа. Те, кто способны видеть биополе человека, говорят, что там знаки смерти возникают за год до ее наступления на физическом…