pravdoiskatel77 (pravdoiskatel77) wrote,
pravdoiskatel77
pravdoiskatel77

Category:

Об искусстве Сверхмодерна.

Оригинал взят у eot_krsk в Об искусстве Сверхмодерна
Купание красного коня

Главной задачей искусства Сверхмодерна является формирование нового человека, способного реализовать Красный проект. При этом, данному искусству предстоит действовать на культурном поле, подвергшемся тлетворному влиянию постмодерна. Это определяет ряд характеристик данного искусства, необходимых ему, коль скоро оно ставит перед собой такие амбициозные цели. Сегодня речь идёт не только о создании нового человека, но и о том, чтобы воссоздать человека как такового и лишь затем придать ему какое-то новое качество.

Поэтому, важными видятся такие краеугольные камни искусства Сверхмодерна, как:

1. Восчеловечивание. Новое искусство должно вернуть гордое звучание слову «человек». При этом должна быть восстановлена чёткая, непреодолимая граница между человеком и животным, должна быть постулирована принципиальная несводимость человека к животным проявлениям, должно быть восстановлено человеческое в человеческом же существовании. Подобная работа должна быть проведена в первую очередь и, поверьте, она не будет лёгкой.

Парадоксально, но сам творец может прийти, в ходе создания художественного произведения, к той мысли, что не верит в своё творение – настолько глубоко культурное и метафизическое поражение, нанесённое современному человеку постмодерном. Это тем более может оказаться верным для потенциальной аудитории, которая примется осваивать предложенное произведение. Отравленный бесчисленными примерами падения человека, крахом возвышенного человеческого образа в постмодернистских инсталляциях, перфомансах и проч., потенциальный контрагент такого произведения с высокой долей вероятности уловит мнимую фальшь во вновь произносимом «Чело-век! Это ― великолепно! Это звучит... гордо!». Подозревающий всюду стёб и иронию, он подсознательно будет искать их и в новом искусстве, а не найдя либо сам их туда вложит, ибо развращён постмодернистским императивом на интерпретацию, либо, сконфузившись, ощутит неприязнь к непонятому.

Не простая в современных реалиях сама по себе, работа по восчеловечиванию человека становится ещё трудней, если не найти ей должного основания. Не правда ли, тяжело восстанавливать великий и светлый образ человека, не понимая: почему это так важно? И тут велик риск поддаться ratio. Начать объяснять, прежде всего себе, что, мол, без нового человека, невозможно построить новое общество. Что новый человек и новое общество это единственный выход в наступившем миропроектном кризисе. Что единственно возможный в будущем проект, это Красный проект, а он со старыми человеком и обществом невозможен… Это ловушка. Начав обосновывать рационально, неизбежно сфальшивишь. Невозможно восчеловечивать разумом, разумом можно понять необходимость восчеловечивания, а осуществлять его можно только сердцем. Поэтому, единственным основанием к воссозданию человека из той грязи, в которую он был превращён, может служить только гуманизм в значении

2. «Любовь к человеку». Эта любовь в новом искусстве должна быть особой, это должна быть отеческая любовь: деятельная, требовательная, такая любовь, которая позволяет воздвигнуть человека из его изначального природного состояния, а значит воздвигнет и из той неприглядной суммы «сладострастных похотей», в которую его обратил постмодерн.

Но как любовь может восчеловечить, посредством чего? Искусство Сверхмодерна вернёт себе воспитательную функцию, ибо по-другому воссоздать человека не удастся. Собственно, восчеловечивание по сути своей и является воспитанием, а для того, чтобы воспитывать нужно добиться понимания, в нашем случае ― понимания между автором и аудиторией. Отсюда вытекает третье качество искусства сверхмодерна, о котором нужно упомянуть:

3. Однозначность восприятия. Сверхмодернистское произведение должно исключать возможность свободной трактовки, т.е. интерпретации. Более того, заложенный в него смысл (стоит ли оговаривать особо, что в сверхмодернистское произведение должен быть заложен смысл?) не должен быть скрыт где-то в сокровенных глубинах, до которых смогут докопаться лишь обременённые значительным культурным багажом единицы. Этот смысл должен быть явным, ибо ещё одним важным качеством искусства Сверхмодерна должна стать

4. Ориентированность на широкую аудиторию. Немаловажной особенностью постмодернизма является его явная элитарность, он кичится тем, что он – «искусство не для всех». Тем самым совершается тонкая манипуляция: либо ты признаёшь постмодерн, принимаешь и понимаешь его (или делаешь вид, что принимаешь и понимаешь) и тогда ты оказываешься в кругу избранных, становишься «элитой»; либо отказываешься от этого приятия и понимания и автоматически получаешь ярлык быдла либо ретрограда.

Искусство Сверхмодерна должно быть понятно всем. Оно должно быть массовым, «народным», если хотите, искусством, говорящем на простом и доступном языке. Важно понять, что простота и доступность не означает примитивность, а массовость ― низкое художественное качество. Конечно, в этих грехах Сверхмодерн как феномен культуры неизбежно обвинят, также, как обвинят его и в архаичности, отсутствии новизны, но таких обвинений бояться не нужно.

Задача сегодняшнего дня - реставрация культуры в классическом понимании, поэтому допустимо сделать шаг назад, это лишь отступление для разбега и последующего прыжка. Сначала восстановление разрушенного, затем - историческая и культурная новизна. База для обретения такой новизны - работа по осмыслению и переосмыслению, прежде всего, советского культурного наследия, но критически важно, чтобы это была, так сказать, беллетристика, а не публицистика: довольно говорить о необходимости что-то делать, нужно, наконец, делать!

Единственный аспект, в котором новизна сверхмодернистского искусства уже на первых шагах видится крайне важной, - это основная целевая аудитория и новый культурный герой. Персонаж, являющийся носителем качеств, которым нужно вернуть должное положение в обществе (самопреодоление, самопожертвование, гуманизм), должен быть адекватен текущему историческому моменту, а он диктует, что сегодня настало время так называемого когнитариата. Каким бы именем он себя не называл: офисный планктон, креакл, пролетарий умственного труда и проч., именно себя этот когнитарий должен видеть в главном герое нового искусства.

Кроме того, образ однозначно положительного героя, героя положительного изначально, цельного и твёрдого в своих убеждениях (хотя бы просто имеющего таковые убеждения) сегодня неимоверно сложно создать и ещё сложнее получить на него нужный эмоциональный отклик, ибо аудитория приучена осмеять такого персонажа. Кроме того, ей тяжело принять, что где-то в современном социуме есть подобный человек, столь непохожий на неё. Это не значит, что не стоит и пытаться: восстанавливать ценностный аппарат в любом случае придётся, однако более пригодным в современных условиях, а тем более при адресации к когнитариату, видится образ одного из тысячи подобных ему офисных работников, который претерпевает по ходу произведения метаморфозы и в конце произведения если и не становится новым Корчагиным, то хотя бы приближается к этому. Назовём его Мечик, Который Смог, по имени одного из героев «Разгрома» Фадеева.

В «Разгроме» Мечик ― безвольный и слабый интеллигент, живущий не реальностью, а своими представлениями о ней. Именно такой тип, к сожалению, превалирует в среде современного когнитариата. У Фадеева Мечик в критический момент не может побороть свой страх, предаёт товарищей, что служит причиной разгрома не только партизанского отряда, но и его самого как человека и революционера.

В сверхмодернистском произведении Мечик должен преодолеть, преодолеть, прежде всего, себя, свою слабость и инфантильность, а далее и своё презрение к людям, отличающимся от него по своему социальному положению и мировосприятию, интеллектуальному и культурному уровню. В современном Мечике должна возгореться та самая любовь к человеку, которая потянет его за собою вверх, извлечёт его из его уютного выдуманного мирка в мир реальный и поможет воздвигнуть из себя человека с большой буквы.

Ценность этого восхождения, декларация его принципиальной возможности и безальтернативности как раз и послужат, если и не самой исторической новизной искусства Сверхмодерна, то той почвой, из которой эта новизна произрастёт.

Ерванд Романов.


Tags: Суть времени, искусство, сверхмодерн
Subscribe
Buy for 60 tokens
Оригинал взят у beriozka_rus в За сносом в Европе памятников героям Второй мировой войны стоят США Американцы требуют от одной из восточноевропейских стран ускорить снос памятников героям Красной армии. Об этом заявил глава МИДа Сергей Лавров. Речь может идти о Польше или Болгарии,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments