?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: лытдыбр

Пётр Мамонов: Наша Церковь Православная – единственная!
pravdoiskatel77


Десять лет назад, когда драбинки с коваленками не заседали ещё в жюри кинофестиваля «Покров» посчастливилось мне присутствовать на премьере Лунгиновского «Острова». За картину поблагодарил я и исполнителя главной роли Мамонова.

– Особо уж не надо преувеличивать наши заслуги, потому что раз Богу угоден был такой фильм, значит, он состоялся, – ответил Петр Николаевич. – Я, конечно, рад, что у нас вышло так – просто и искренне. Без назидательности. Рад, что люди смотрят такое кино не потому, что оно о вере православной, а потому что оно здорово сделано. Это и есть наша первая мелкая задача. Но кино не стоит придавать такого уж большого значения. Как и искусству в целом. Надо христианством просвещаться. Ведь Лесков еще писал: «Русь крещена, но не просвещена». А сейчас столько книг замечательных издается отцов Церкви! Не читайте вы современных всяких беллетристов! Даже если они и честно пишут, все равно путаются. И телевизор выкиньте из окна! Вот придете сейчас домой – и выкиньте!

– А Вы выкинули?

Read more...Collapse )

Buy for 60 tokens
1

«Путин должен разобраться с боярами: одних – на кол, других – в опалу»
pravdoiskatel77

Михаил Хазин   

почему повышение пенсионного возраста — политический заговор, а Медведев «не идиот, а Штирлиц»  

«Повышение цен на бензин, давление на дачников и на  владельцев личных подсобных хозяйств, повышение НДС, пенсионная реформа —  это все одна линия, которую наше либеральное правительство согласовало с  западными «партнерами», — считает Михаил Хазин. Президент компании  экспертного консультирования «Неокон» в ходе интернет-конференции с  читателями «БИЗНЕС Online» высказал свои мысли относительно левого поворота Путина и того, как будет рождаться новая экономическая политика страны.

«Отменят повышение пенсий, а повышение пенсионного возраста не отменят!»

Михаил  Леонидович, правительство все-таки приняло решение о постепенном  повышении пенсионного возраста. Как вы считаете, это действительно так  остро необходимо? Какие последствия могут быть — позитивные и  негативные? (Лилия)

— Эти дебилы, которых я обозвал бы  подловатой челядью, устроили вакханалию, объясняя народу, как ему  выгодна пенсионная реформа. Они не понимают, что они сделали! А сделали  они следующее: влезли в сакральные отношения между народом и царем. Это  не их дело! Им разрешали воровать в некоторых объемах — ну сидите и  воруйте. Им царь сказал, что надо увеличить социальные расходы, и они  решили, что единственный способ увеличить социальные расходы — это  урезать социальные расходы в той части, о которых царь впрямую не  упомянул. Они влезли туда, куда им нельзя влезать категорически!

Read more...Collapse )

Либеральное безумие: зачем правительство повышает пенсионный возраст
pravdoiskatel77

Владимир Лактюшин   15 июня 2018  18:00    Отправить по email   В закладки Напечатать     

Материалы по теме

Либералы,  вопреки их популярной самопрезентации, – не свободомыслящие люди. Это  адепты фундаменталистского культа, со своими гуру, мантрами и идолами.  Причем этот культ как-то подозрительно походит на культ какого-нибудь  финикийского Молоха, где в жертву идолу приносили многочисленные  кровавые жертвы. Кстати, после «Generation Пи» Виктора Пелевина такая  идея уже не кажется такой уж нереальной, другое дело, оформление  уничтожения миллионов людей становится более «технологичным».

Пример – вопрос о повышении пенсионного  возраста. В переводе на русский язык – вы рвали жилы и горбатились  десятилетиями, получая копеечные зарплаты от государства, оно вас лишило  при Гайдаре вкладов в банках и потом устроило при его наследниках  дефолт, – но «денег нет», они куда-то потрачены, поэтому давайте-как  поднимем вам на несколько лет пенсионный возраст, чтобы не платить и без  того крохотные пенсии.

Read more...Collapse )
Tags:

«Ювенальные беженцы»: граждане Германии получили убежище в России. Почему?
pravdoiskatel77

Ювенальная система в странах Европы принимает характер бедствия. А где бедствие — там и беженцы

Ювенальная юстиция

Татьяна Раджабова © ИА Красная Весна


Мы уже много писали о бесчинствах ювенальной юстиции в Европе, о том, как выдающая себя за «благодетельную» и «сверхгуманную», «пекущуюся только о благе детей» служба защиты детства тяжелым катком проходится по судьбам людей, как разрушает их жизни и семьи.


Мы постоянно говорили и писали о растущей с каждым годом статистике таких случаев во многих европейских странах, о бесчеловечном отношении к отобранным и помещенным в реабилитационные центры и приюты детям, о злоупотреблении там опасными медикаментами, о жестоком обращении и о частых случаях сексуального насилия.


Всё это в Европе уже начинает принимать характер бедствия. А где бедствие, там и беженцы.


И вот в Россию как последний оплот защиты семьи, где всё еще есть место нормальным папе, маме и их детям, начинают прибывать беженцы из Европы. До недавнего времени русские массово уезжали в Германию и другие благополучные страны.


Но в связи с бесчинствами европейской ювенальной системы и всё более четко артикулированной позицией России в защиту традиционной семьи, граждане, когда-то уехавшие на Запад из СССР или России, начали искать убежища в РФ. А теперь появился и новый феномен. Убежища в России от зверств ЮЮ ищут и коренные немцы.


Read more...Collapse )

Колчак против "Царя и Отечества"
pravdoiskatel77
Оригинал взят у arctus в Колчак против "Царя и Отечества"

Многие утверждают, что Колчак был монархистом, сражался де «за веру, царя и Отечество». Опустим вопрос про веру. Рассмотрим «за Царя и Отечество».
Дело в том, что Колчак не был монархистом. Более того.


Read more...Collapse )

Польский сантехник и советский генерал
pravdoiskatel77
Оригинал взят у bav_eot в Польский сантехник и советский генерал
Генерал Черняховский дважды Герой Советского Союза.jpg
 
Может ли польский сантехник «победить» советского генерала. При всей парадоксальности вопроса мы живём в то время, когда это, увы, стало реальностью. И если страны ЕС страдают от "польских сантехников", как от гастарбайтеров, которые демпингуют дешёвой рабочей силой рынок труда, то Россия страдает иначе. Польский сантехник своими инструментами бьёт прямо в русскую душу, в надежде если не убить её, то, как минимум доставить страдания. И я говорю не о поляках вообще, а о конкретном сантехнике Казимише Кейда, который теперь сменил профессию водопроводчика на должность мэра в городе Пененжно.

Read more...Collapse )

Расстрельное «Письмо сорока двух». Кто-то покаялся?
pravdoiskatel77
Оригинал взят у mamlas в Расстрельное «Письмо сорока двух». Кто-то покаялся?

«Письмо́ сорока́ двух» — публичное обращение группы известных литераторов к гражданам, Правительству и Президенту Российской Федерации Б. Н. Ельцину. Опубликовано в газете «Известия» 5 октября 1993 года[1].

Содержание письма

Авторы призывали Бориса Ельцина запретить «все виды коммунистических и националистических партий, фронтов и объединений», ужесточить законодательство, ввести и широко использовать жёсткие санкции «за пропаганду фашизма, шовинизма, расовой ненависти», закрыть ряд газет и журналов, в частности газеты «День», «Советская Россия», «Литературная Россия», «Правда», а также телепрограмму «600 секунд», приостановить деятельность Советов, а также признать нелегитимными не только Съезд народных депутатов и Верховный Совет Российской Федерации, но и все образованные ими органы (в том числе и Конституционный суд). Писатели потребовали запретить и «разогнать» все незаконные военизированные и вооружённые формирования, действующие на территории страны.

Факсимильная копия «Письма сорока двух»
Выпуск газеты с текстом здесь

Читать, кто есть кто, а кто из ху...Collapse )


Патриархат и только патриархат
pravdoiskatel77
Оригинал взят у cardinalpavel в Патриархат и только патриархат
Моя, неполиткорректная и жесткая позиция по поводу семейных ценностей. То, каким я хочу для себя и для общества видеть институт семьй и положение мужчины и женщины. Моя личная позиция, которую я считаю правильной для всего общества.

Феминисток вообще можно только в психушки сажать.
На гос.службе, в силовых и судебных органах женщине не место
.
Женщина не имеет никаких прав на ребенка в случае развода  (хотя я уже говорил что разводы в принципе запретить следует) - он всегда должен доставаться отцу. Женщина не имеет прав на ребенка пока он в утробе - за аборт, осуществление аборта медиками, за пропаганду аборта - смертная казнь всем и самой женщине, или мужчине который ее на такое сподвигнет, и врачам и пропагандистам абортов.

Никто не в праве командовать и ограничивать в правах мужчину, и меня как мужчину. Мне вот это важнее всяких "измов", социализмов, либерализмов и прочего. Не в последнюю очередь я ненавижу Модерн за это поганое "равноправие", выливающееся в том что общество тотально обабилось.

Мужчина может быть мужчиной только будучи воином и полновластным хозяином жизни своей семьй - жены и детей. Он их царь и Бог! Всякие разводы, эмансипации, права женщин и детей, смеющие ограничивать мою как мужчины власть - это самая главная угроза, и все кто за это выступает - враги, которые по сути хотят  кастрировать всех мужиков.
Весь мир принадлежал и будет принадлежать только мужикам, так было и так будет во веки веков. Всякий кто оспаривает это и утверждает обратное - вонючий псих и урод, которому место в психушке или на том свете.
Да, это мой эгоизм. У нас в семье, на протяжении того что мы можем помнить по рассказам - не было ни одного развода, женщины всегда беспрекословно подчинялись мужчинам, даже если те жестко косячили, и так и будет продолжаться не только в моей семье, но и в семье моей сестры, которой я просто не позволю вести образ жизни феминизированной шалавы, так будет в семьях моих детей, дай Бог. Потому-что женщина не в праве предъявлять какие-то критерии оценки мужчине - выбрала один раз, и дальше она ему принадлежит до самой смерти. Впрочем как и он ей, и его обязанности оговариваются законом. Всякий кто выступает за современные порядки бросает вызов лично моим интересам. Эта тема особенно важная, важнее всей политики.

К слову, то что я категорически не принимаю в советской власти это возвышение и чрезмерные права женщин и унижение мужчин. Мало того что мужчин лишили земли, оружия, так еще и поставили сверху женщину!
Мужчина должен иметь свою землю, оружие, быть полновластным господином в своей семье. Так жили в моей, далеко не ортодоксальной семье всегда. И так и будет во всей стране или страны не будет. Потому-что это норма, такая же как необходимость есть и мыться, такая же как многие другие естественные вещи.
Только традиционализм, только нормальная человеческая семья и нормальные мужики в стране.
Вообще кого женщина может вырастить одна? Воспитывать детей может лишь полноценная семья, либо отец. Мужики отлынивающие от этого также должны самым жестоким образом наказываться.

Я абсолютный консерватор в этом отношении и не понимаю никаких отступлении:
- семья должна быть на всю жизнь без всяких разводов и измен;
- жена должна сидеть дома и воспитывать много детей, столько сколько скажут;
- жена не в праве возражать мужу и спорить с ним, уж тем более сметь повышать голос на него;
- за измену жене и любовнику - смерть (на усмотрение мужа);
- жена должна иметь за всю жизнь только одного мужчину, и быть девственницей до свадьбы, все остальное даже не рассматривается (ну это мое личное усмотрение и принципиальная позиция,  как и все тут, за более либеральную и мягкую позицию никого не осуждаю, тем более сегодня, когда девственность до свадьбы это редкое исключение, а не правило);
- за аборты смертельное наказание инициатору;
- жена не должна общаться без дозволения мужа с другими мужчинами;
- никто не в праве вторгаться в семью, никакая ЮЮ, или опека;
- муж должен иметь все необходимое оружие, поэтому я против ужесточения законов по поводу хранения оружия;
- родители в праве определять жизнь детей, вплоть до того за кого им выходить за муж или жениться, и уж тем более какую профессию выбирать;
- все эти подростковые бунты от ненадлежащего воспитания и раздолбайства, от мягкотелости, - хорошие пиздюли все исправят;
- нормальный отец отдаст девочку не просто в школу, а в православную гимназию, а парня в суворовское училище;
- школы должны быть раздельными, иначе дети думают не о учебе, а пацаны не деруться стенка на стенку, как и должно быть, а думают о том как бы потрахаться, и с 8 класса вовсю этим занимаются; мне приходилось учится и в обычной школе и в училище где были одни парни, - в коллективе без баб гораздо более воспитующая и мужская, нормальная атмосфера, в общих школах же чмошники и долбоебы сейчас вырастают, потом перевоспитывай их;
- парни с детства должны воспитываться в атмосфере чести и воинского духа, в драках и военных играх, обучаться оружию и охоте; девочки исключительно в женском воспитании где главное это услаждение мужа и повиновение ему, воспитание детей, кроткость характера и нежность;
- общество должно быть пропитанно атмосферой презрения и осуждения гулящей жизни, в жесткой христианской атмосфере;
- норма для семьй не менее 5 детей;
- воспитание в атмосфере где честь семьй и честь фамилии, патриотизм это важнейшее в жизни, Ты это твоя семья, твоя фамилия и твои предки, их честь. Даже если они были простыми работягами - это огромная честь и человек должен высоко держать голову, зная что его кровь безупречна, что его отец достойный человек, а мать прекрасная женщина, а не шлюха, успевающая за жизнь раза три сменить мужа, а про партнеров я уж молчу; Я лично могу ходить с высоко поднятой головой;
- а еще я бы вернул дуэли, только регулируемые законом и под надзором общества и полиции, и деанонимизировал интернет, чтобы всякое чмо научилось следить за своими словами и отвечать за них
;

Мир жестко патриархальный и мужской, воинский, традиционный, христианский. Никаких компромиссов.

И поверьте, для меня это безусловные ценности - именно так и должно быть. Поэтому я в свое время и отверг левую идею для себя, и стал традиционалистом. Для меня это как дважды два, как вещь естественная, и то что у нас сейчас не так, может вызывать только неудомение!

Как Федор Шаляпин пел "Дубинушку" киевским рабочим
pravdoiskatel77
Оригинал взят у varjag_2007 в Как Федор Шаляпин пел "Дубинушку" киевским рабочим
Сегодня день рождения великого русского певца Федора Шаляпина



А здесь рассказ, как Федор Шаляпин пел "Дубинушку" киевским рабочим

Федор Шаляпин, великий оперный бас, родился в бедной семье, и с детского возраста брался за любой заработок, работая учеником токаря и сапожника, бродяжничая и страдая от голода. Став выдающимся, всемирно известным певцом, он сблизился с российскими социалистами – чему особенно способствовала близкая дружба с писателем Максимом Горьким. После Октябрьской революции Шаляпин первым получил звание Народного артиста Республики, а затем эмигрировал, оставив интересные воспоминания о личных встречах с Лениным, Троцким, Зиновьевым, Сталиным, Луначарским.

29 апреля 1906 года, накануне Первомая, Шаляпин впервые исполнил перед киевскими рабочими запрещенную в то время песню «Дубинушка», которая впоследствии вошла в основу его репертуара. Вырученные от этого концерта средства были переданы революционерам, а живо написанные мемуары Шаляпина позволяют представить себе масштабы рабочего движения Киева в революционные годы начала ХХ века.   

Первое сильное ощущение нарастающей революции испытал я весною 1906 года в Киеве, где случай столкнул меня непосредственно с рабочими массами. Тогда же я свершил «грех», который долгое время не могли простить мне хранители «устоев» и блюстители «порядка».

В Киеве я в первый раз публично в концерте спел известную рабочую песню –«Дубинушку».

Приехал я в Киев петь какие-то спектакли по приглашению какого-то антрепренера. Узнав о моем пребывании в Киеве, пришли ко мне знакомые рабочие и пригласили меня к ним в гости в пригород Димиевку. Приглашение я принял охотно, а мои друзья уж постарались угостить меня сердечно, чем могли. Погулял я с ними, посмотрел хибарки и увидел с огорчением, что живет народ очень бедно. Ну, мало ли народу плохо живет – всем не поможешь, а помочь одному-другому – дело хорошее, но это не значит помочь бедноте. С этими немного грустными мыслями уехал я домой.

Через несколько дней опять пришли ко мне рабочие. Просят, не могу ли я дать возможность рабочему люду послушать меня на театре.

Я подумал, что сделал бы я это с удовольствием, но как? Это же не так просто, как думают. Вот выйдет Шаляпин на площадь, раздаст бесплатные билеты, и все будет хорошо – «кругом шестнадцать». А ведь тут антрепренер, театр, аренда, другие актеры, хористы, музыканты, рабочие на сцене, капельдинеры – как это можно сделать совсем даром? Не понимаю. Но желание рабочих послушать меня я понимал, и исполнить их просьбу мне очень хотелось. Поэтому я придумал следующую комбинацию. Возьму я большой зал, цирк Крутикова, вмещающий около 4500 человек, 4000 билетов дам бесплатно рабочим – пусть разыграют их в лотерею на фабриках и заводах – кто вытащит из фуражки номерок, тому и место. А билетов 500 пустить в продажу среди имущей публики – на покрытие текущих расходов и на плату за помещение. Рабочие с восторгом одобрили мой проект, и я приступил к организации концерта.

Снять цирк было нетрудно – я это немедленно сделал, но без разрешения властей я не мог выступать публично. В обыкновенных случаях разрешение без всяких затруднений дает полицмейстер, но этот мой концерт был совершенно необычаен. Полицмейстер не посмеет, конечно, разрешить его своей собственной властью. Придется, думал я, обращаться к генерал-губернатору. Не очень мне хотелось беспокоить столь высокое начальство, и тут, кстати, я вспомнил, что недавно я познакомился с женой киевского губернатора. Это была милейшая дама, которая обожала артистов и не менее, чем артистов, обожала винт. Вот, подумал я, «отсель грозить я буду шведу». Мне поможет Надежда Герасимовна (так, кажется, звали генеральшу). И я устроил себе приглашение к губернаторше на партию в винт. Играю и жду удобного момента. Известно, как действует на человека выигранный шлем. Он становится добрее, радушнее, на все смотрит прекрасно. И вот когда губернаторша выиграла свой первый шлем, я и ввернул:

– Надежда Герасимовна, боюсь беспокоить вашего супруга, а надо.

– А что?

– Да вот, концерт хочу сделать. Для бедняков, для рабочего люда. А то неловко: все слушают меня, а они не слушают. Времена, знаете, не очень спокойные. Все раздражены. Не спеть рабочим, они как будто обидятся. А петь – от вашего супруга зависит... На пять червей я пас.

А Надежде Герасимовне везет. Опять шлем объявила.

– Чего же вы боитесь? Мой супруг же добрый человек. Первый по доброте в городе, да и по разуму. Вот, я думаю, через полчаса приедет домой. Потолкуйте с ним.

– А вы, дорогая Надежда Герасимовна, поспособствуйте, в случае...

– Ах, песни ваши коварные! Они все равно сражают всех. На меня вы всегда можете рассчитывать.

И через час я уже был в кабинете губернатора.

Д


[Spoiler (click to open)]

ействительно, милый человек был этот губернатор. Весьма осанистый, с окладистой бородой, в мундире с какими-то обшлагами, обстоятельным, как он сам, голосом генерал растягивал в ответ на мою просьбу слова:

– Гм... Видите ли... Гм... Да... Я, конечно... Да... Понимаю... Концерт... Да... Но ведь вы – странно! – для рабочих... Вот это... затруднительно. Гм... Да... Это очень хорошо – концерт для рабочих, и сам я, видите, с удовольствием бы, но есть... э... некоторое препятствие. Я не могу его, собственно, вам сообщить, но оно есть... Не имею права.

Я чрезмерно удивился и невольно тоже заговорил губернаторской манерой.

– То есть... Гм... Как это... Ваше превосходительство, не имеете права?

– Да так. Не имею... Но вам я верю, Шаляпин, я вас люблю, и давно уже, как артиста. Такой артист, как вы, есть человек благородный. Я вам объясню, в чем дело, но только вы мне дайте слово, что уж не расскажете.

И губернатор открыл какую-то большую папку с бумагами, лежавшую на его рабочем столе. Порылся в ней, вынул бумажку и, протянув ее мне, сказал: «читайте».

– Не про меня это писано, – подумал я, когда в заголовке прочитал подчеркнутое слово – «конфиденциально». Сбоку на левой стороне бумаги было напечатано «М. В. Д. Департамент полиции». А там дальше губерния, как говорится, писала, что, мол, до нашего сведения дошло, что артист Шаляпин отправился по городам Российской империи устраивать всевозможные вечера, спектакли и концерты с целью революционной пропаганды и что посему местным властям предписывается обратить внимание на выступления оного Шаляпина особливое внимание.

Я всегда думал, что по поводу меня больше меня самого знают газеты, а вот оказывается, что департамент полиции знает про меня еще больше, чем даже газеты! Удивился. Но я в то же время почувствовал, что предо мною сидит не просто губернатор, а порядочный человек, и я с ним заговорил по-человечески. Я его уверил совершенно искренне, что никакой революционной пропаганды я и в помыслах не имел, что я просто желаю петь для людей, неспособных платить, что я это уже не раз делывал. Я высказал при этом соображение, что отказ произведет на рабочих тяжелое впечатление и еще больше раздразнит их против властей. Генерал меня понял и дал разрешение, но при этом сказал:

– Все дальнейшие вещи будут уже зависеть от полицмейстера и пристава. Поладьте с ними, как можете.

Киевский полицмейстер оказался милым человеком. Он заявил, что к устройству концерта с его стороны препятствий не имеется. Но тут возникло новое затруднение, которое надо было как-нибудь устранить. Из разговора с делегатами рабочих я понял, что было бы лучше, если бы охрана порядка на концерте была бы поручена самим рабочим. Делегаты говорили, что присутствие в цирке полицейских в мундирах может, пожалуй, вызвать раздражение и случайно повлечь за собой нежелательный скандал. Это уже надо было улаживать с местным участковым приставом, и я к нему отправился сам.

Странный и смешной был этот представитель полицейской власти. Когда я позвонил к нему на квартиру, открыла мне дверь украинская дивчина – горничная, по-видимому, и на вопрос, могу ли я увидеть пристава, ответила, что сейчас спросит его благородие:

– Кажысь, воны в ванной.

Ушла, через минуту вернулась и сказала, что если я не чувствую неловкости в этом, то «воны» просят меня пожаловать в ванную. Я вспомнил знаменитый анекдот о мадам де Сталь и Наполеоне и подумал, что пристав также, вероятно, думает, что гений не имеет пола... Нечего делать – иду в ванную. Можете представить себе, как мне было интересно увидеть моего милого пристава в столь благосклонном ко мне положении! Я еще в гостинице приготовил программу речи, но, увы, по программе мне говорить не пришлось.

– Здравствуйте, господин артист! – заговорил пристав с украинским акцентом. – От жешь, ей-богу, как я рад, что вы пришлы ко мне. Может, разрешите чокнуться за ваше здоровье?.

Он сидел в ванной выше грудей в воде, а из воды выплывали жирные, белые плечи, под синеватым носом распухали темнокожаные усы. Над каждым глазом было по брови, но каждая из этих бровей была отпущена моему приятелю на троих или четырех таких же приставов. Говоря, что хотел бы со мною чокнуться, он как-то сипловато из подводной глубины живота смеялся, открыв рот. Тут я заметил, что во рту у него есть и золото и чернядь... Перед ним поперек ванны лежала доска, а на доске стояла бутылка водки, порядочно распитая, и что-то вроде студня и соленых огурцов. Хоть час для меня был неурочный, но я сейчас же сообразил, что отказываться от его угощения тоже неурочно... Я моментально принял вид размашистого весельчака и присел к нему на трехножную какую-то табуретку.

– Квиток! – закричал пристав.

Показалась дивчина. Ей приказано было принести второй стакан как можно скорее.

– Ну вот, ишь ведь, как вы пожаловали. Уж вы мене извините, а я, знаете, сам доктор. Уныверситетов не кончал, а соображаю самовластно. От мне говорят, что нельзя пить водки, что будто бы прожигает, так я, знаете, десять минут провожу в холодной воде. Так что одно исключает другое.

Я ему на это, что, дескать, сам особенно докторам не доверяю, а вот такие народные средства люблю и уважаю.

– Так ведь про вас говорят, что вы из народа.

Чокнулись, выпили, закусили огурцом.

– Вот, – говорю, – концерт... Извините – ваше имя-отчество?

– Акакий Хрисанфович.

Объясняю мое дело.

Мой собеседник, несколько выплыв наверх из воды, показал две выпуклые, покрытые волосами груди.

– То есть почему же для рабочих и как же это так бесплатно? Да как же это – всем рабочим? Их же у нас сотни тысяч. Губернатор разрешил?

– Разрешил и полицмейстер. Но сказали, что и к вам нужно обратиться, – бессовестно лгу я.

Откашлялся пристав.

– Так шо ж я могу вам сделать, если губернатор и полицмейстер разрешили.

Когда я объяснил, что мне от него надо, пристав вытаращил на меня глаза, с минуту дожевывал минут пять тому назад разжеванный огурец, вздохнул, голос его упал, как неудавшееся тесто, и он как-то бескостно сказал:

– Нехорошо, что вы такие шутки рассказываете мне за приятным завтраком...

Потом голос его стал снова крепнуть, и он сказал серьезно:

– Увы, извините, без надзора... такую штуку оставить не могу.

Я согласился с ним, но подал мысль:

– Дело, Акакий Хрисаифович, только в мундирах. Шлите сколько угодно людей, но только в штатском.

– Вот это дело!.. И для вас, господин артист, я это с удовольствием сделаю.

Выпили еще по рюмочке. Пристав взял мохнатое полотенце, встал, прижал к животу, как мог вытер свою правую руку, протянул ее мне, уверил меня, что любит артистов, в особенности таких, которые из народа, и мы дружески расстались.

Я был в восторге. Все так хорошо удавалось. Уже расклеены афиши. Платные места уже все проданы, а 4000 бесплатных мест делегаты уже унесли на фабрики. Наступает день концерта.

Все было бы хорошо, если бы в цирк Крутикова пошли только те, которые в лотерейном порядке получили билет. К сожалению, пошли и те, которые мест не получили. Пошли именно на концерт, а не на какую-нибудь уличную политическую демонстрацию, пошли не скопом, а в одиночку. Как это всегда в России бывает, каждый из рабочих норовил «как-нибудь пробраться», «где-нибудь постоять». А так как правильно говорил мне пристав, что в Киеве рабочих было сотни тысяч, то улицы Киева к вечеру оказались запруженными народом. Не только улицы, прилегающие к цирку, – все главные улицы города! Власти, естественно, встревожились, и на Крещатике появились войска.

Я, разумеется, испугался. Какую я заварил кашу!

– Я дал слово, что беспорядков не будет, – обратился я к делегатам рабочих. – Надеюсь, что рабочие меня уважают и не подведут.

Должен отдать справедливость рабочим, что они держали себя хорошо.

Все протекало мирно, но положение мое было все же в высшей степени щекотливое. Стало оно и трагикомическим, когда я убедился, что в цирк на спектакль и мне самому нельзя протиснуться через толпу. Кто же петь будет? Что делать?

К счастью, отель «Континенталь», в котором я жил, прилегал стеной к цирку. И вот я и покойный мой аккомпаниатор Арсений Николаевич Корещенко, открыв окно в коридор гостиницы, по карнизу и водосточной трубе спустились на крышу цирка. Этим задача, однако, не была решена. В самый цирк можно было нам проникнуть только тем же акробатическим способом через пробитое в крыше окно. Это мы и сделали.

Что было на улицах, я не знаю. Знаю только, что цирк был так набит народом, что зрелище принимало подавляющий и пугающий характер. Естественно, конечно, что концерт начался позже, чем было назначено.

Под оглушительный шум рукоплесканий я вышел на эстраду – овация длилась несколько минут. Когда оказалось возможным говорить, я обратился к публике с несколькими словами. Я напомнил, что за этот вечер, который я устроил с особым удовольствием, отвечаю перед всеми я. Что бы на нем ни случилось, ответственность ляжет на меня, ибо по моей просьбе уважаемые мною и благородные люди разрешили его. Нет даже нарядов полиции. Ответственность за порядок лежит на вас, господа!

Громогласное «ура!» было ответом на мое обращение. И я начал концерт.

«Духовной жаждою томим», – запел я, и с этого момента, я думаю, все, а я в особенности, почувствовали какие-то новое дыхание жизни.

В течение концерта, в перерывах между одной песней и другой, во время «бисов», я много раз слышал возгласы то с той, то с другой стороны. Какие-то девицы кричали мне: «Варшавянку». Какие-то хриплые голоса настаивали: «Интернационал!». Но – говорю это совершенно искренне – этих революционных песен я в ту пору не знал и только недавно, но зато очень хорошо узнал, что такое «Интернационал». Но еще с юных лет, с озера Кабана в городе Казани, я знал, что существует рабочая песня «Дубинушка», что поется она в сопровождении хора и что только куплеты поет солист – не солист его величества, конечно... И на просьбы рабочей публики мне казалось самым подходящим спеть именно эту песню. И я сказал, что знаю «Дубинушку», могу ее спеть, если вы ее мне подтянете. Снова вавилонское «ypa!», и я запеваю:

Много песен слыхал на родной стороне,
Не про радость – про горе в них пели.
Но из песен всех тех в память врезалась мне
Эта песня рабочей артели...

– Эй, дубинушка, ухнем, – подхватили 5000 голосов, и я, как на пасхе у заутрени, отделился от земли. Я не знаю, что звучало в этой песне – революция или пламенный призыв к бодрости, прославление труда, человеческого счастья и свободы. Не знаю. Я в экстазе только пел, а что за этим следует – рай или ад, – я и не думал. Так из гнезда вылетает могучая, сильная белая птица и летит высоко за облака. Конечно, все дубины, которые подымаются «на господ и бояр», – я их в руке не держал ни в прямом, ни в переносном смысле. А конца гнета я желал, а свободу я любил и тогда, как люблю теперь.

Много лет прошло с тех пор, а этот вечер запомнил, на всю жизнь запомнил. Удался он на славу. Рабочие после концерта разошлись домой мирно, как ученики, попарно. А о «Дубинушке» стали, конечно, говорить различно. Главным образом меня немедленно зачислили в крайние революционеры.

От проданных билетов очистилось сверх всех расходов, кажется, 3000 рублей, и эти деньги через посредство поэта Лоло-Мунштейна, киевлянина, я отдал от моего имени рабочим.

Приятно после таких вечеров уехать на берег лазурного моря. И вот я сижу на берегу Аляссио в Италии. В купальном костюме жмурюсь на милое теплое солнышко. С испуганным лицом с итальянской газетой в руках подходит жена.

– Что же теперь делать? В России тебя разыскивают власти. Желают предать тебя суду за то, что даешь деньги на революцию.

Я подумал – шутит. Но нет. В газете действительно написано:

«Ищут Шаляпина».

Собирался я посидеть подольше на море, даже опоздать к сезону намеревался, а из-за заметки поехал раньше.

Приехал в Москву. Остановился в «Метрополе». Приходит ко мне взволнованный Мунштейн и рассказывает, что скрывается, так как его разыскивают по «делу» киевского концерта.

В подпольной революционной газете власти прочитали, что «от концерта X очистилось и поступило в кассу 3000 рублей». Чей же концерт может дать 3000 рублей? Сообразили: конечно, шаляпинский.

Подумал, как быть, и решил взять быка за рога. Немедленно я написал киевской полиции, что, дескать, деньги я действительно дал, но на что они пойдут, не знал и не интересовался знать.

Когда я даю деньги на хлеб, а их пропивают – не мое дело. Власти, по-видимому, это поняли. Никаких преследований против меня не подняли. Сняли преследование и против Лоло.

Благодаря этой истории «Дубинушка» стала привлекать всеобщее любопытство. На концертах и спектаклях мне часто после этого приходилось слышать настойчивые просьбы спеть «Дубинушку». И иногда по настроению я ее пел в столице и в провинции, каждый раз, однако, ставя условие, чтобы публика мне подтягивала.

Федор Шаляпин

«Маска и душа», 1932 г.







Как предавали Россию. Троцкист А. Чубайс
pravdoiskatel77
Оригинал взят у zoberman в Как предавали Россию. Троцкист А. Чубайс
Originally posted by tortilla_52 at Как предавали Россию. А. Чубайс

Putin-Serdyukov-Chubays

«Отец приватизации» много лет учился ненавидеть свою страну в Белоруссии, на Украине и в Австрии


Как сообщили на днях СМИ, материалы дела полковника Владимира Квачкова, которого обвиняют в попытке вооруженного переворота и содействии террористам, переданы в прокуратуру. Внимание общественности к судебному «хождению по мукам» отставного полковника ГРУ привлекает отнюдь не официальное обвинение. Истинная причина, по которой российская Фемида мертвой хваткой вцепилась в военного, — резонансное дело о покушении на Анатолия Чубайса. Хотя затянувшийся уголовный сериал уже давно следовало бы переквалифицировать по статье о предательстве и на скамье подсудимых должен сидеть отнюдь не Квачков, а тот, кто в 90-е с завидной частотой бил себя кулаком в грудь и брал «ответственность на себя». Да так до сих пор и не взял.

Детство

Для того чтобы лучше понять причины непотопляемости и особое место феномена под названием «Чубайс» в новейшей российской истории, имеет смысл отследить аппаратно-политическое происхождение и основные вехи трудовой биографии политика, который сначала самозабвенно крушил советскую систему, а затем, расчистив цивилизационное пространство, занялся постановкой грандиозных социал-дарвинистских экспериментов над населявшими его народами. В данном контексте Анатолий Борисович интересен не столько как личность, сколько как знаковая фигура или символ эпохи, а точнее говоря, стоящих за ним сил, которые до сих пор контролируют политический процесс в России.

Следуя хронологическому принципу, начнем издалека. То есть с детства — периода жизни, когда закладывается если не осознанное отношение к действительности, то во всяком случае определенное мироощущение. Толик появился на свет в 1955 году в белорусском городе Борисов, в нежном возрасте абсолютно не выказывал задатков будущего «либерального терминатора» и ниспровергателя коллективистских устоев советского общества. Детство проходило в стандартном среднестатистическом советском ключе. Казалось бы, сын офицера, ветерана ВОВ, преподававшего марксизм-ленинизм, должен быть в наименьшей степени предрасположен ко всякого рода диссидентским веяниям. Мать нашего будущего антигероя, Раиса Сагал, была экономистом. Данное обстоятельство, судя по всему, оказало решающее влияние на профессиональный выбор ее сына. Оставаясь практически всю жизнь домохозяйкой, она могла уделять достаточно внимания детям. И влиянием мамы, надо думать, юный Толик, в отличие от жертв его антисоциальных постсоветских экспериментов, обделен не был. Как видим, в фамилии родительницы содержится недвусмысленное указание на нерусские корни подрастающего реформатора. Безупречной «пятой графой» не мог похвастать и Борис Матвеевич Чубайс (вообще фамилия Чубайс латгальского или, проще говоря, прибалтийского происхождения). В общем, особых личных (генетических) поводов испытывать пламенную любовь ко всему русскому, надо признать, у великого ваучерного комбинатора не было.

В памяти нашего героя, по его собственному признанию, сохранились воспоминания о «кухонных прениях» отца и старшего брата Игоря Чубайса (будущего социального философа и идейного антагониста Анатолия), который вступал в полемику с отцом по поводу адекватности и перспектив советского строя. Как утверждает сегодня Анатолий Борисович, уже на заре туманной юности его симпатии были на стороне брата, изобличавшего пороки советской системы.


Read more...Collapse )
сионер.рф/main/39...-a-chubays.htm